6 января 2017 года - Рождественский сочельник в Казанском соборе

06 января 2017

В навечерие Рождества Христова (Рождественский сочельник), 6 января 2017 года, в Казанском кафедральном соборе с утра было совершено торжественное уставное богослужение: «Царские часы» (1-й, 3-й, 6-й и 9-й часы имеют прокимен, апостольское и евангельское чтения с паремией перед ними, а также особые два псалма, приуроченные специально к празднику, и тропари), изобразительны, вечерня и Божественная литургия св. Василия Великого. По окончании литургии в центре храма был поставлен горящий светильник, около которого вышедшие из алтаря священнослужители во главе с настоятелем Казанского собора прот. Павлом Красноцветовым и вместе с народом пропели тропарь и кондак праздника Рождества Христова. Затем хор пропел многолетны: «Великого господина…».

+++

Навече́рие – канун (предшествующий день) праздников Рождества Христова и Богоявления. Эти дни называются также сочельниками.

Если Навечерие случится в седмичный день, кроме субботы и воскресения, то в этот день утром совершаются Великие (или Царские) часы и затем вечерня с литургией святого Василия Великого.

Обычай совершать Навечерие перед праздником Рождества Христова, несомненно, древний. Это видно из того, что уже в IV веке было определено, как праздновать Навечерие, если оно случится в день воскресный (Феофил Александрийский, прав. 1).

Значению дня, как наивысшей ступени в подготовке к празднику, соответствует особая строгость поста, предусматриваемая монастырским Уставом для рождественского сочельника. Вкушение пищи разрешается один раз в день, после вечерни, то есть после того, как в храме будут пропеты тропарь и кондак празднику. На трапезе полагается «сочиво обварено, или кутия с медом». Отсюда происходит и самое название дня – «сочевник», или в просторечии «сочельник».

+++++++++++++++++++++++++++++

НАВЕЧЕРИЕ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА (РОЖДЕСТВЕНСКИЙ СОЧЕЛЬНИК), 6 ЯНВАРЯ

Особым днем предпразднства Рождества Христова является последний день перед праздником — Навечерие Рождества Христова (Рождественский сочельник). Навечерие – канун (предшествующий день) праздника. Значению дня как наивысшей ступени в подготовке к празднику соответствует особая строгость поста, предусматриваемая монастырским Уставом для Рождественского сочельника. Вкушение пищи разрешается один раз в день, после вечерни, то есть после того, как в храме будут пропеты тропарь и кондак празднику. На трапезе полагается «сочиво обварено, или кутия с медом». Отсюда происходит и самое название дня – «сочевник», или в просторечии «сочельник».

 

НАВЕЧЕРИЕ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

Основная мысль всех богослужений дней предпразднства Рождества Христова – о снисхождении Бога к людям. Причем говорится не только о неизреченной тайне этого снисхождения, но проводится мысль, что Сын Божий, став сыном Человеческим, с первых дней Своей земной жизни вступает в борьбу с «князем мира сего», пытающегося противостать делу спасения людей и уничтожить его еще в зародыше. Совсем скоро, по рождении Христовом, будут первые невинные страдальцы, мученики за Христа – Вифлеемские младенцы, от двух лет и ниже… (Мф. 2, 16).

В канонах Малого повечерия этих дней, если оно служится в дополнение к вседневной вечерне и утрене, раскрывается как раз этот образ неистового в своей злобе Ирода и его иудейских советников. Причем составлены они по образцу канонов Великой среды и Великого четверга Страстной седмицы, так что образ Ирода и его окружения занимают здесь место, какое имеет Иуда с его «соборищем иудейским» в песнопениях Страстной, вплоть до повечерия последнего дня, сочельника, когда поются измененные ирмосы Великой Субботы: «Волною морскою скрывшаго древле, гонителя мучителя, в яслех сокрываемаго убити ищет Ирод, но мы с волхвы поим: Господеви воспоим, славно бо прославися».

В дни предпразднства, опять-таки по аналогии со Страстной седмицей, усиливается пост, достигая наибольшей строгости в последний день навечерия Рождества Христова или сочельника. Вкушение пищи по уставу полагается один раз в день, после вечерни с Литургией, когда в храме уже будут пропеты тропарь и кондак празднику. На трапезе полагается «сочиво обварено, или кутия с медом». Отсюда происходит и само название дня – «сочевник», или, искаженное в просторечии, «сочельник». Кутия обычно вкушается в честь либо памяти мучеников (как коливо в память вмч. Феодора Тирона в пятницу первой седмицы Великого поста), либо при поминовении усопших. Таким образом, в сочельник совмещается и то, и другое: в новорожденном Младенце предузнается и Агнец Божий, берущий грехи мира и ведомый на заклание, и трехдневный мертвец, которому волхвы в числе прочих даров принесли и смирну…

В последний день предпразднства нарастает внимание к конкретным обстоятельствам Рождества Христова и участникам этого события, и, в отличие от тропаря «Готовися, Вифлееме…», раскрывающего таинственный, богословский смысл ожидаемого празднования, тропарь сочельника звучит так:

ТРОПАРЬ СОЧЕЛЬНИКА

«Написовашеся иногда со старцем Иосифом яко от Семене Давидова, в Вифлееме Мариам, чревоносящи безсеменное рождение: наста же время Рождества, и место ни единоже бе обиталищу: но якоже красная палата, вертеп Царице показашеся. Христос раждается, прежде падший воскресити образ».
Русский перевод: «Однажды отметилась в переписи со старцем Иосифом как происходящая от семени Давида в Вифлееме Мария, имеющая во чреве бессеменно зачатый плод. Настало же время рождения, и не было нигде им места для пристанища, но как красная палата, явилась Царице пещера. Христос рождается, дабы воскресить прежде падший образ (Адамов)»

Богослужение этого дня начинается с торжественных Царских часов и Изобразительных. Ради сугубого воздержания в первой половине дня Литургия не совершается и пища не принимается. В приходской практике – из снисхождения к немощи мирян – в первой половине дня после Изобразительных начинается празднование Рождества Христова. Первая часть праздничного Богослужения ( Навечерие Рождества или Рождественский сочельник) состоит из Великой вечерни с многочисленными ветхозаветными чтениями в соединении с первой праздничной Литургией – свт. Василия Великого. По окончании Божественной литургии, на середину храма выносится свеча, священнослужители встают перед ней и вместе с народом поют тропарь и кондак Рождества Христова. После вечерни, то есть после того, как в храме будут пропеты тропарь и кондак празднику, разрешается вкушение пищи один раз в день.

ЦАРСКИЕ ЧАСЫ

Особенное место в богослужении сочельника занимают так называемые великие, или «царские», часы (часы навечерия). Они не присоединяются к другим службам, как обычно (1-й час к утрене, 3-й и 6-й перед Литургией, 9-й перед вечерней), а составляют специальную отдельную службу с присоединением к ним чина Изобразительных. Основное содержание великих часов — тропари и чтения — было известно уже в IV веке. В IV веке были составлены чин последования и нынешние тропари, автором которых считают святого Софрония, патриарха Иерусалимского. Название «царских» великие часы получили только на Руси — в древних Типиконах они такого наименования не имеют. Это название «царские» часы получили потому, что по существовавшей традиции во время их совершения обязательно присутствовали: в древней Византии — императоры, а на Руси — цари. Более правильным и согласным с древними Типиконами является именование часов великими.

На них читаются подобранные к теме праздника псалмы, а также соответствующие отрывки из Ветхого и Нового Заветов, поются особые тропари Рождеству. Темы четырех часов условно соответствуют четырем основным событиям Рождества: час первый – прибытие в Вифлеем; час третий – Рождество Христово и поклонение пастухов; час шестый – поклонение волхвов; час девятый – бегство в Египет.

В богослужебных текстах Навечерия и самого праздника Рождества Христова подробно говорится об обстоятельствах, сопутствовавших пришествию в мир Господа Спасителя. Прежде всего авторы текстов обращают внимание на взаимоотношения между Иосифом Обручником и Девой Марией после того, как стало известно, что у Нее родится Младенец. Диалоги между Иосифом и Марией, включенные в рождественское богослужение, как бы приоткрывают завесу над тем, что происходило в душе Иосифа, когда он узнал о беременности Пресвятой Девы.  В Евангелии о Рождестве сказано очень лаконично: Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святого. Иосиф же, муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее (Мф 1:18-19).
Ничего не говорится о личной драме Иосифа: можно только догадываться о его переживаниях, сомнениях, о том, что он мог говорить своей Невесте, когда обнаружил, что Она беременна. Богослужебные тексты пытаются в поэтической форме восстановить диалог между Иосифом и Марией:
Сия глаголет Иосиф к Деве: Марие, что дело сие, еже в Тебе зрю? Недоумею и удивляюся, и умом ужасаюся: отай бо от мене буди вскоре, Марие, что дело сие, еже в Тебе вижу? За честь, срамоту: за веселие, скорбь: вместо еже хвалитися, укоризну ми принесла еси. Ктому не терплю уже поношений человеческих: ибо от иерей из церкве Господни яко непорочну Тя приях, и что видимое?( тропарь на 1-ом часе)
Русский перевод: Вот что говорит Иосиф Деве: Мария, что это, я вижу, произошло с Тобой? Недоумеваю и удивляюсь и ужасаюсь мысленно. Скройся от меня скорее. Что это, я вижу, произошло с Тобой? За честь, (которую я тебе оказывал), Ты опозорила меня, за веселье принесла мне скорбь, а вместо похвалы — укор. Больше я не смогу терпеть поношение от людей, ибо я взял Тебя от священников из храма Господнего как непорочную, и что я вижу?
Егда Иосиф, Дево, печалию уязвлящеся, к Вифлеему идя, вопияла еси к нему: что Мя зря непраздну дряхлуеши и смущаешися, не ведый всяко еже во Мне страшнаго таинства? Прочее отложи страх всяк, преславное познавая. Бог бо низходит на землю милости ради, во чреве Моем ныне, аше и плоть прият: Егоже раждаема узриши, якоже благоизволи, и, радости исполнився, поклонишися яко Зиждителю твоему…(тропарь на 9-ом часе).
Русский перевод:Когда Иосиф на пути в Вифлеем был поражен скорбью, Ты, Дева, взывала к нему: «Что ты мрачнеешь и смущаешься, видя Меня беременной и не сознавая совершающегося со Мной страшного таинства? Отложи, наконец, всякий страх, познавая то, что достославно. Ибо Бог по Своему милосердию ныне нисходит на землю во чреве Моем, приняв плоть: Ты увидишь Его рождающимся, как Он соблаговолил, и, исполнившись радостью, поклонишься Ему как твоему Создателю»…

Можно относиться к текстам подобного рода как к поэтическому вымыслу, церковной риторике, а можно увидеть в них нечто большее — стремление проникнуть в чувства и переживания тех людей, чьими руками творилась Священная история. Византийские гимнографы использовали богатейший арсенал литературных приемов для выражения богооткровенных истин. Весь этот арсенал был им необходим потому, что они говорили о том, чего око не видело, ухо не слышало и что на сердце человеку не восходило (см.:1 Кор 2:9), о том, что находится за пределами возможностей человеческого разума и что постигается верою. В христианстве есть много таинственных истин, которые трудно изложить языком прозы: необходима поэзия, чтобы помочь человеку приобщиться к ним.

ВЕЛИКАЯ ВЕЧЕРНЯ

Особенным праздничным элементом в этой вечерне являются стихиры на Господи воззвах и чтения.
Радостному напеву стихир вполне отвечает и содержание их, полное священного восторга.
Вот избранные стихиры Великой Вечерни:
Придите возрадуемся Господеви, настоящую тайну сказующе: средостение градежа разрушися, пламенное оружие плещы дает, и херувим отступает от древа жизни, и аз райския пищи причащаюся, от негоже произгнан бых преслушания ради, неизменный бо образ Отеч, образ присносущия Его, зрак раба приемлет, от неискусобрачныя Матере прошед, не преложение претерпев: еже бо бе пребысть, Бог Сый истинен: и еже не бе прият, человек быв человеколюбия ради. Тому возопим: Рождейся от Девы Боже, помилуй нас.
Русский перевод: Придите, возрадуемся о Господе, изъясняя настоящую тайну. Отделявшая нас от Бога преграда разрушена, и огненный меч отстраняется; херувим отступает от древа жизни, и я причащаюсь пищи рая, откуда был изгнан за непослушание. Ибо неизменный образ Отца, отражение вечности Его, Сын Божий, принимает вид раба, родившись от незнающей брака Матери, не претерпев изменения. Он остался, чем был, Богом истинным, а из любви к людям, сделавшись человеком, принял то, чем не был. Воскликнем Ему: Боже, Родившийся от Девы, помилуй нас!

Что Тебе принесем, Христе, яко явился еси на земли, яко человек нас ради? Каяждо бо от Тебе бывших тварей благодарение Тебе приносит: ангели — пение; небеса — звезду; волсви — дары; пастырие — чудо; земля — вертеп; пустыня — ясли; мы же — Матерь Деву. Иже прежде век Боже, помилуй нас.
Русский перевод: Что Тебе принесем, Христе, за то, что Ты явился на земле как человек, ради нас? Ибо каждое из творений, Тобой созданных, приносит Тебе благодарение: ангелы – пение, небеса – звезду, волхвы – дары, пастухи – созерцание чуда, земля – пещеру, пустыня – ясли, мы же – Матерь Деву. Прежде веков Сущий Боже, помилуй нас! – Это одно из самых любимых рождественских песнопений. Те, кто хорошо знаком с богослужением, особенно же дети, только начинающие воспринимать его красоту и силу, с нетерпением ждут этого песнопения и радуются ему, потому что в необычайно трогательных словах оно говорит о всеобщем участии в пришествии Спасителя. Воплощение Сына Божия – это результат совместных усилий. Это синергия Создателя с Его тварями, сотрудничество Бога Отца, Сына и Святого Духа, с одной стороны, и всех Ангелов, животных и стихий с другой, люди же есть главные посредники между Небом и землей, ибо именно для них был создан мир. Не может быть пришествия Сына Божия, воплощения Слова Божия, рождения Иисуса Христа, если все и всё не будут радостно и благодарно участвовать в этом событии. И происходит это именно так не только «физически» в истории, но и «мистически» в нашей духовной жизни.

Затем следует чтение восьми пророчеств из Ветхого Завета– паримий – вместо обычных трех для двунадесятого праздника. Паримии открываются чтением первых строк книги Бытия о сотворении мира (Быт. 1, 1-13) – «В начале сотворил Бог небо и землю…». Последующие пророчества расположены в хронологическом порядке и производят впечатление чтения целой Библии в сокращении. Из пророчеств выбраны самые поразительные и прямые, говорящие о рождении Мессии и указывающие на частные обстоятельства Рождества.
Ветхозаветные чтения включают:
1) библейский рассказ о сотворении мира (Быт. 1:1-13);
2) пророчество Валаама о звезде от Иакова (Чис. 24:2-з; 5—9; 17—18);
3) пророчество Михея о рождении князя Израильского в Вифлееме (Мих. 4:6-7; 5,2—4);
4) пророчество Исаии об отрасли от корня Иессеева (Ис. 11:1-ю);
5) пророчество Варуха о Мессии (Вар. з, 36—38; 4,1—4);
6) толкование видения Навуходоносора о колоссе на глиняных ногах (Дан. 2:31-36; 44—45);
7) пророчество Исаии о рождении Младенца, чье имя — Бог Крепкий (Ис. 9:6-7);
8) пророчество Исаии о рождении Сына от Девы (Ис. 7:10-16; 8,1—4; 8—10).

Из книги пророка Исайи (7, 10-16; 8: 1-4, 8-10)
Продолжил Господь беседу с Ахазом, говоря: “Испроси себе знамения у Господа Бога твоего в глубине или в высоте”. И сказал Ахаз: “Не буду просить и не буду искушать Господа!” И сказал Исаия: “Послушайте же, дом Давидов! Разве мало для вас доставлять затруднение людям? И как вы Господу причиняете затруднение? Потому Господь Сам даст вам знамение: вот, Дева зачнет во чреве и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил. Масло и мед Он будет вкушать; прежде чем сможет Он познать или предпочесть худое, изберет доброе: ибо прежде, чем познает этот Младенец доброе или злое, Он не подчинится пороку, чтобы избрать доброе”.
И сказал Господь ко мне: “Возьми себе свиток новый, большой, и напиши на нём человеческим пером, что скоро совершится захват добычи – ибо он настал. И свидетелями Мне сделай верных людей: Урию священника и Захарию, сына Варахиина”. И приступил я к Пророчице, и понесла Она во чреве и родила Сына. И сказал мне Господь: “Нареки Ему имя: “Скоро отними, быстро разграбь”, ибо прежде чем научится Младенец звать отца или мать, захватит Он силу Дамаска и добычи Самарии пред лицом царя Ассирийского”.
С нами Бог – познайте, народы, и покоряйтесь, услышьте до предела земли. Могучие, покоряйтесь: ведь если вновь усилитесь, вновь и побеждены будете. И какой бы совет вы ни замыслили, разрушит Господь, и какое бы слово ни сказали, не останется в силе у вас, ибо с нами Бог!

Из книги пророка Исайи (9:6–7)
Младенец родился нам, Сын – и дан нам, Чье владычество было на плече Его, и называется имя Его: Великого Совета Ангел, чудный Советник, Бог крепкий, Властитель, Начальник мира, Отец будущего века, ибо привлеку Я мир на начальников: мир и здравие Ему! (И) велико владычество Его, и миру Его нет предела на престоле Давида и в царстве его, чтобы исправить его и поддержать его в суде и правде отныне и до века. Ревность Господа Саваофа соделает это!

Это чтение дважды прерывается пением, начинаемым самим чтецом, в знак восторга, в какой приходит чтец от содержания паремий.
Великая вечерня соединяется с самой длинной, торжественной и трогательной из литургий — литургией Василия Великого. Этим верующие переносятся к тем столь дорогим по воспоминаниям временам первохристианства, когда каждая литургия совершалась вечером и даже ночью, соединяясь с агапой, вечерей любви. Воспоминанием об этой рождественской агапе служит особая вечерняя трепеза, положенная на сочельник.

СЛАВЛЕНИЕ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

В Навечерие Рождества Христова, по окончании Божественной литургии, на середину храма выносится горящая свеча во образ рождественской звезды и ставится за аналоем с иконой Рождества Христова. Священнослужители встают перед ней и вместе с народом поют тропарь и кондак Рождества:

ТРОПАРЬ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума, в нем бо звездам служащии звездою учахуся Тебе кланятися, Солнцу правды, и Тебе ведети с высоты востока, Господи, слава Тебе!

Русский перевод: Рождение Твое, Христос Бог наш, возсияло для мира светом знания. Ибо во время его служащие звездам были научены звездою (же) поклоняться Тебе, Солнцу Правды, и знать Тебя, Восток свыше. Господи, слава Тебе!

КОНДАК РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

Дева днесь Пресущественнаго раждает, и земля вертеп Неприступному приносит, Ангели с пастырьми славословят, волсви же со звездою путешествуют, нас бо ради родися Отроча младо, Превечный Бог.

Русский перевод:Сегодня Дева рождает Сверхсущностного и земля приносит вертеп Неприступному, Ангелы с пастухами воспевают славословие, а волхвы путешествуют со звездой, ибо ради нас родился Младенец — Превечный Бог.
Эти песнопения затем звучат на великом повечерии, на утрене и на литургии Рождества, а также в последующие дни вплоть до отдания. По обычаю принято не вкушать пищи до появления первой звезды — выноса свечи на богослужении.

Но праздник еще не наступил! Его ожидание и предвкушение достигли высшего предела. Впереди – целая ночь, Всенощное бдение праздника, которое начнется отнюдь не праздничными, а покаянными интонациями – псалмами Великого повечерия (4, 6, 12, 24, 30, 90). Пост еще не упразднен, а, наоборот, также достиг наивысшей строгости и напряжения. И только с выходом священнослужителей на литию по окончании повечерия начнется само долгожданное торжество:
«Небо и земля днесь пророчески да возвеселятся, ангели и пророцы духовно да торжествуют, яко Бог во плоти явися сущим во тьме и сени сидящим, Рождейся от Девы: вертеп и ясли прияша Того: пастырие чудо проповедуют: волсви от восток в Вифлеем дары приносят. Мы же хвалу недостойными устнами, ангельски Тому принесем: слава в вышних Богу, и на земли мир: прииде бо чаяние языков, пришед спасе нас от работы вражия» (стихира на литии, глас 1-й).

ИсточникиИрина Высоковская (http://hramsergiy74.ru/news/navecherie-rozhdestva-hristova-rozhdestvenskiy-sochelnik-6-yanvarya.htm). Из книги «Христианские праздники. Рождество Христово» Под ред. проф. М. Скабаллановича. Киев, 1916 г. – Репринтное издание. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995 г. Азбука.ru «Предпразднуем, людие, Христово Рождество…» Правмир.ru
Митрополит Илларион Алфеев. Православие. Том 2.  Азбука.ru

++++++++++++

Из настольной книги священнослужителя

Навечерие Рождества Христова

   В отличие от большей части двунадесятых праздников у Рождества Христова, кроме предпразднства, есть еще один день, особо выделяемый из всех дней подготовки к празднику и называемый навечерием Рождества Христова, или «сочельником». Из других двунадесятых праздников навечерие имеет только праздник Крещения Господня, по своему богослужебному строю во всем подобный Рождеству Христову. В этот последний день Рождественского поста и предпразднства, в канун праздника, 24 декабря, в богослужение включается ряд праздничных песнопений и чтений.

   Значению дня, как наивысшей ступени в подготовке к празднику, соответствует особая строгость поста, предусматриваемая Уставом для рождественского сочельника. Вкушение пищи разрешается один раз в день, после вечерни, то есть после того, как в храме будут пропеты тропарь и кондак празднику. На трапезе полагается «сочиво обварено́, или кутия с медом». Отсюда происходит и самое название дня – «сочевник», или в просторечии «сочельник».

   Богослужение рождественского сочельника начинается, как и в другие дни предпразднства, с вечерни, малого повечерия и утрени. Читаемый на повечерии канон по своему содержанию приближается к песнопениям самого праздника. Сосредоточенное на содержании праздника и несколько грустное настроение, характеризующее трипеснцы и каноны других дней предпразднства, постепенно уступает место радости и ликованию. Еще полнее это настроение выражено в каноне, читаемом на утрене 24 декабря. Он весь наполнен ликованием и благодарностью ко Христу, Который «в малый внити тщится вертеп, умалена мя яко да возвели΄чит, и обнищавша безмерным богатством обогати΄т Пребожественный». Ликование и радость связаны с ожиданием вочеловечения Сына Божия: «Радуйся, вся земле, се Христос приближается, в Вифлееме раждáяйся: море, возвеселися: пророческий сонм, взыграй, сбытиé зря днесь твоих словес, и вси радуйтеся, праведнии». Святая Церковь, в предшествующие дни раскрывшая пред духовным взором верующих тайну нисхождения Бога на землю, теперь обращает внимание на земные обстоятельства празднуемого события: на время и место, в которые оно должно совершиться, и на его участников. Земля, готовящаяся к принятию Богомладенца Христа, становится для нас небом: «Небо мне показася днесь земля: на ней бо раждается Творец и в яслех восклоняется в Вифлееме Иудейстем».

   Это всё нарастающее ожидание и внимание к конкретным обстоятельствам события Рождества Христова и его участникам особенно полно выражены в тропаре 24 декабря, отличном от тропаря прочих дней предпразднства. Если в тропаре на дни 20–23 декабря раскрывается общий догматический смысл праздника, говорится о Христе как о «Древе Живота», которое Бог насаждает на земле, «от него же ядше, живи будем», то тропарь 24 декабря большей частью посвящен земным обстоятельствам события Рождества Христова и его участникам: Пресвятой Деве Марии и праведному Иосифу: «Написовáшеся иногда со старцем Иосифом, яко от семене Давидова, в Вифлееме Мариам, чревонося΄щи бессеменное Рождение. Настá же время рождества и место ни едино же бе обиталищу». И только последние слова: «Христос раждается прежде падший воскресити образ», которыми заключается тропарь, как и тропарь предшествующих дней предпразднства, выражают во всей полноте духовный и догматический смысл праздника.

   Кондак на 24 декабря тот же, что и на предшествующие дни. Он составлен по образцу кондака самого праздника, только о событии Рождества Христова говорится в нем не в настоящем времени: «Дева днесь Пресу́щественнаго раждает», а в будущем: «Дева днесь Превечное Слово в вертепе грядет родити неизреченно». Этим подчеркивается, что праздник еще не наступил, что наше ликование и радость связаны с ожиданием его наступления. Однако следующий за кондаком икос говорит о нем в настоящем времени. Если в икосе 20–23 декабря мы слышим, что Господь, по Своей благости дарующий всем жизнь, «в вертепе родитися грядет и в яслех положи΄тися», то икос 24 декабря торжественно возвещает, что «священная пророков речения конец прия΄ша: се бо Дева раждает Всесовершеннаго в Вифлееме граде, внутрь вертепа». Сочетание будущего времени в кондаке с настоящим в икосе не случайно – оно создает впечатление стремительного движения времени, наполненного вечностью.

   Последующие службы навечерия праздника Рождества Христова, рождественские часы и вечерня, характеризуются не только особенностями содержания, но и своим богослужебным строем.

   Рождественские часы, в отличие от обычных, не присоединяются к другим службам, но представляют собой богослужебное последование, объединяющее 1-й, 3-й, 6-й и 9-й часы. «Последование часов, певаемых в навечерии Рождества Христова», совершается с особой торжественностью. Ему предшествует благовест, начинающийся по Уставу «в начале 2-го часа», то есть, по нашему счету, в начале 8-го часа утра. Служится это последование при открытых царских вратах на середине храма, где на аналое полагается Евангелие, пред началом часов износимое священником из алтаря. Уже в этих внешних особенностях совершения часов заключается глубокий смысл, обращающий души и сердца молящихся к духовному содержанию праздника. Открытые царские врата знаменуют открывшееся нам в Рождестве Христовом небо, изнесение Евангелия на средину храма – сошествие Христа Спасителя на землю. Наконец, каждение фимиамом пред Евангелием напоминает о ливане и смирне, принесенных Христу волхвами.

   С еще большей полнотой раскрывается духовный смысл праздника в самом содержании часов. Прежде всего, из обычно читаемых на каждом часе псалмов на рождественских часах сохраняется лишь по одному, остальные же представляют пророчества о явлении в мир Мессии. Кроме того, на каждом часе читается паримия, содержащая одно из ветхозаветных пророчеств о пришествии Христа, а также Апостол и Евангелие. Пред началом чтений из Священного Писания поются особые тропари, сопровождаемые стихами из псалмов. Главное место в последовании часов занимают евангельские чтения, которые обращают наше внимание на обстоятельства Рождества Христова, говорят о земных и небесных участниках события и их отношении к родившемуся Младенцу. Евангельскими чтениями рождественских часов охватывается весь цикл событий, связанных с Рождеством Христовым, начиная со смущения Иосифа и кончая его возвращением вместе с Богомладенцем и Его Матерью из Египта.

   Может возникнуть вопрос, какой смысл имеет включение в службу, совершаемую в день навечерия, евангельских повествований не только о самом событии праздника, но и о том, что́ последовало за ним. Перенесение на день, предшествующий празднику, отдельных элементов праздничного богослужения, прежде всего посвященного событиям праздника евангельского чтения, встречается, кроме праздника Рождества Христова, также и в праздники Богоявления и Пасхи. Если вдуматься в смысл этих особенностей служб навечерия Рождества и Пасхи, то можно сказать, что такое предварение праздника является как бы лучами, проникающими к нам из того «невечернего дня Царствия Христова», в котором всё, что́ было явлено когда-то во времени, пребывает в нерушимом единстве вечности, потому что «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр. 13:8). Предварение праздника в богослужении навечерия как бы открывает пред живущими во времени завесу вечности, полагая начало приобщения верующих празднику.

   В евангельских чтениях, посвященных празднику Рождества Христова, как и во всем Евангелии, повествуется не только о явлении на земле Богочеловека и совершённом Им деле спасения, но и о многообразных путях и отношениях человека к своему Спасителю. Это – путь простодушных и чистых сердцем вифлеемских пастырей, путь мудрых волхвов и, наконец, праведного Иосифа, у которого он начинается с «бури помышлений сумнительных» (Акафист Божией Матери) и кончается благоговейным служением родившемуся в Вифлееме Богомладенцу. Этот его исключительный по глубине и силе душевных переживаний путь раскрывается Святою Церковью не только в евангельском повествовании, но и в особых тропарях рождественских часов. Из трех тропарей каждого часа один посвящен праведному Иосифу. С поразительным психологическим реализмом, глубиной и большой поэтической силой они рисуют его душевные переживания.

   Рассказ Евангелия о смущении Иосифа (Мф. 1:18-19) дополняется изображением его душевного смятения в тропаре 1-го часа: «Сия глаголет Иосиф к Деве: Марие, что́ дело сие, еже в Тебе зрю! Недоумéю и удивляюся и умом ужасаюся: о́тай убо от мене буди вскоре. Марие, что́ дело сие, еже в Тебе вижу? За честь – срамоту; за веселие – скорбь; вместо еже хвалитися укоризну ми принесла еси. К тому же терплю уже поношений человеческих: ибо от иерей из церкве Господни яко непорочну Тя приях, и что́ видимое?» В тропаре 3-го часа Иосиф показан уже уверившимся, что «Бога родит Мария несказáнно». Но эта уверенность, полученная им чрез явившегося ему во сне Ангела и исследование пророчеств, должна пройти горнило испытаний. Ей противостоят сомнения, а подчас, может быть, и насмешки окружающих: «Иосифе, рцы нам: како юже от святых приял еси Деву, непрáздну приводиши в Вифлеем?» Но Иосифа уже невозможно поколебать в вере, полученной от Бога чрез Ангела. Он спокойно отвечает вопрошающим: «Аз, рече, пророки испытах и весть приим от Ангела, уверихся, яко Бога родит Мария несказанно: Ему же на поклонение волсви΄ от восто́ков прии΄дут с дáры честны΄ми служáще». Слова Ангела не только разрушили сомнения Иосифа, но и указали ему путь служения Пресвятой Деве и Божественному Младенцу. «Родит же Сына, и наречеши Ему имя Иисус» (Мф. 1:21). «Хотя Родившееся есть от Духа Святого, – говорит об этом святой Иоанн Златоуст, – но не думай о себе, что ты устранен от служения при воплощении». И праведный Иосиф, как видим из Евангелия, с благоговением принял и совершил это порученное ему от Бога служение.

   Тропарь 6-го часа раскрывает новую ступень в переживаниях Иосифа. Он, получивший от Ангела уверение о непорочности своей Обручницы, уже совершает порученное ему от Бога служение. Более того, его духовному взору открыто, что лики ангельские предтекут Той, Которая приходит родить Господа. И вот теперь в его душе растет новое недоумение, – уже пред непостижимостью чуда, совершающегося на его глазах. За разрешением этого недоумения он обращается теперь не к кому иному, как к Самой Пресвятой Деве: «Что́ еже в Тебе странное таинство, Дево? И како хощеши родити, неискусомужная Юница?» Ответом Пресвятой Девы, заключенным в тропаре 9-го часа, заканчивается эта изумительная повесть о сомнениях праведника Иосифа, побежденных с помощью Божией, и о радости, которую он испытал от поклонения родившемуся на земле Зиждителю и Господу: «Егдá Иосиф, Дево, печалию уязвляшеся к Вифлеему идя΄, вопияла еси к нему: что Мя зря непрáздну дря΄хлуеши и смущаешися, не вéдый всяко, еже во Мне страшнаго таинства? Прочее отложи΄ страх всяк, преславное познавая: Бог бо нисходит на землю милости ради, во чреве Моем ныне, аще и плоть прия΄т. Его же рождаема у́зриши, якоже благоизво́ли, и радости исполнився, поклони΄шися яко Зиждителю твоему. Его же Ангели поют непрестанно и славословят со Отцем и Духом Святым».

   Теперь в сердце праведного Иосифа нет больше места для смущения. Оно полно веры и радости, о которой говорила ему Пресвятая Дева. Поэтому, когда он получил от Ангела повеление взять Младенца и Матерь Его и бежать в Египет, Иосиф даже не полюбопытствовал о времени возвращения, но всецело предал себя воле Божией и водительству Божиему, которые так явно были видны во всех предшествующих событиях.

   Включение этих тропарей в одну из важнейших служб Рождественского навечерия имеет глубокий смысл для готовящихся в эти дни к встрече праздника, к тому, чтобы вновь принять Христа во внутреннюю храмину души. Для этого мы и приходим в храм. Но как часто мы входим в него, «бурю внутрь имея помышлений сумнительных»: наша вера, стремление жить со Христом часто являются для мира соблазном и безумием, а «похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1 Ин. 2:16) проникают в наши души, рождая в них греховное смятение. И вот Святая Церковь как бы так говорит нам этими песнопениями: ты смущаешься, тебя одолевают сомнения и грехи, но взгляни на праведного Иосифа и последуй его пути. Доверься Богу, и Он чрез Ангела-хранителя укрепит тебя и разрешит твои сомнения. Более же всего, подобно праведному Иосифу, прибегай к Пресвятой Деве, и Она Сама утвердит тебя и уверит, что и ты «Раждаемаго у́зриши, яко же благоизво́ли, и, радости исполнився, поклони΄шися, яко Зиждителю твоему».

   Последняя, самая важная служба навечерия Рождества Христова, помещаемая в Уставе под 25 числом, – это рождественская вечерня. В обычные предпраздничные дни вечерня совершается совместно с утреней, входя в состав всенощного бдения. Под праздник Рождества Христова всенощное бдение начинается с великого повечерия, а вечерня, чтобы обеспечить ей самое торжественное совершение, соединяется с литургией святого Василия Великого. Этим верующие как бы переносятся к временам первохристианства, когда каждая литургия совершалась вечером или даже ночью, соединяясь с агапой – вечерей любви.

   Если навечерие Рождества Христова придется в субботу или в воскресенье, то рождественские часы переносятся на пятницу, в навечерие же совершается литургия святого Иоанна Златоуста в свое время, после которой отдельно служится рождественская вечерня. Литургия святого Василия Великого в этом случае служится в самый праздник.

   Несмотря на всю праздничность и торжественность своего совершения, рождественская вечерня тем не менее относится еще к навечерию Рождества Христова, обрываясь на том месте, где обычно на всенощном бдении начинается лития. На рождественской вечерне не положено ни стиховных стихир, ни тропаря празднику. И по своему строю она, скорее, напоминает великопостную вечерню, совершаемую с литургией Преждеосвященных Даров или без нее в канун праздника Благовещения или великих святых, память которых приходится в Великий пост. Впрочем, в содержании рождественской вечерни есть элементы, сближающие ее со службой самому празднику. Это стихиры на «Господи, воззвах» и паримии, чтение которых в этот день так же, как и в Великую субботу, дважды прерывается пением особых праздничных стихов.

   В стихирах на «Господи, воззвах» рождественской вечерни, как и в других песнопениях праздника, говорится уже не об истощании Бога Слова, принявшего зрак раба для спасения человеческого рода, но о плодах этого истощания, о его спасительном значении для человечества и всей вселенной. Первая стихира раскрывает эту мысль с отрицательной стороны. Она начинается с перечисления того, какие препятствия уничтожаются с пришествием на землю Сына Божия: «Средостéние градéжа разруши΄ся, пламенное оружие плещи΄ дает, и херувим отступает от древа жизни», то есть «разделительная преграда (между человеком и Богом) разрушилась, огненный меч (охранявший вход в рай. – Быт. 3:24) прекратил свое действие, и херувим отступил от древа жизни. И после этого указывает на положительное содержание дарованного нам Христом спасения: «И аз райския пищи причащаюся». Вторая стихира говорит о свете, которым просветишася всяческая в Рождестве Христовом, показывает различное отношение к этому свету небесных и земных свидетелей и участников события – пастырей, волхвов, ангелов, наконец, мятущегося Ирода. Третья стихира раскрывает идею Царства Божия как Царства всех веков, наступившего на земле после воплощения Сына Божия. Четвертая стихира обращается к нашей душе и спрашивает, какой дар принесем мы Христу, пришедшему на землю. Наконец, последняя стихира на «Слава, и ныне» раскрывает богословский смысл Рождества Христова.

   Для готовящихся к встрече праздника Рождества Христова особенное значение имеет четвертая стихира, обращенная непосредственно к нашей душе. «Что́ Тебе принесем, Христе, яко явился еси на земли, яко человек, нас ради?» – спрашивает человек у Господа и вместе с тем у своей собственной души. «Кáяждо бо от Тебе бывших тварей благодарение Тебе приносит: ангели – пение, небесá – звезду, волсви – дáры, пáстырие – чудо, земля – вертеп, пустыня – ясли». Что же принесем мы, взирая на это многообразие даров, приносимых Господу благодарным творением? Изумителен ответ, даваемый святым песнописцем: «Мы же – Матерь-Деву». И тотчас же вслед за этим – смиренное и покаянное воззвание к Богу: «Иже прежде век, Боже, помилуй нас». В словах «Мы же – Матерь-Деву» заключается одно из самых сокровенных убеждений, пронизывающее весь духовный опыт Православной Церкви и получившее глубокое и многообразное выражение в ее богослужении. Матерь Божия есть «честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим». И вместе с тем Она – от нашего рода, от семени Адамова и Давидова, как высшая и чистейшая представительница человеческого рода. Поэтому Она является нашей ближайшей сопутницей и путеводительницей на пути спасения. Последовать за Нею в Вифлеем призывала нас Святая Церковь в дни предпразднства. Обращаться к Ней за разрешением душевных недоумений и благоговейно служить Ей научал своим примером праведный Иосиф. И теперь, когда мы стоим уже на самой грани праздника, мы снова обращаемся к Ней, потому что нет у нас, грешных, иного дара, кроме Нее, который мы могли бы принести нас ради родившемуся Господу и благодаря которому мы можем получить прощение наших грехов.

   После пения «Свете тихий» следует исключительно торжественное чтение рождественских паримий. Вместо обычных для праздничной вечерни трех паримий в навечерие Рождества Христова их читается восемь. Чтение разделяется на три части, между которыми поются особые тропари, сопровождаемые стихами из псалмов.

   Паримии открываются чтением библейского повествования о сотворении мира (Быт. 1:1-13) словами «В начале сотвори Бог небо и землю». Благодаря этому рождественские паримии производят впечатление как бы чтения всего Ветхого Завета в сокращении. Кроме того, паримия эта напоминает, что воплощение Сына Божия было новотворением человека, а через него – и всей вселенной.

   Последующие паримии содержат в хронологическом порядке пророчества о пришествии на землю Христа, последовательно раскрывающие отдельные черты новой твари и нового Царства Христова. Голос ветхозаветных пророков, проповедующих о пришествии Спасителя, звучит здесь еще сильнее и громче, чем на рождественских часах. Особое значение имеют две последние паримии. Они нарушают хронологический порядок чтений и после последнего из ветхозаветных пророков, Даниила, вновь возвращаются к пророчеству Исаии. Именно у этого пророка, которого недаром называют ветхозаветным евангелистом, находится наиболее полное пророчество о Христе. Только он один говорит о рождении Христа от Девы. Вдохновенными словами этого пророчества: «С нами Бог! Разумейте, языцы, и покаряйтеся» заканчивается чтение паримий.

   После паримий 3-й и 6-й поются тропари, по содержанию близко напоминающие тропарь празднику «Рождество Твое, Христе Боже наш». В них так же, как и в тропаре, говорится о Христе как разумном Солнце правды, о небе, которое всем проповедало Христа, «яко же устá звезду́ предлагая», и о поклонении Христу волхвов. Пение этих тропарей в промежутках между паримиями указывает на вселенский характер воплощения Христова, говорит о том, что, кроме книг пророков, Христа проповедовала и книга неба и земли, внимая которой пришли на поклонение Ему первые из язычников – волхвы.

   Апостол, читаемый на рождественской вечерне, содержит возвышенное учение о Сыне Божием, Его превечном рождении, Его участии в творении мира и о том, как Бог «вводит Первородного во вселенную» (Евр. 1:1-12). Апостольское чтение говорит также об отношении к Сыну Божию ангелов. Когда Бог Отец вводит Первородного во вселенную, Он говорит: «И да поклонятся Ему все ангелы Божии» (Евр. 1:6). О таком же поклонении родившемуся на земле Сыну Божию рассказывает читаемое на рождественской вечерне Евангелие (Лк. 2:1-20). Эти два чтения как бы дополняют друг друга, раскрывая пред духовным взором молящихся временную и вечную стороны празднуемого события.

   На рождественской вечерне не поется тропарь празднику. Но после отпуста священнослужители выходят на середину храма и пред возжженной свечой славят родившегося Богомладенца – поют тропарь и кондак празднику: «Рождество Твое, Христе Боже наш» и «Дева днесь».

   Казалось бы, с этого момента и наступает праздник Рождества Христова. Однако на самом деле это не так. После славления по Уставу положена трапеза, носящая постный характер, на ней не разрешается даже вкушение рыбы.

   Можно сказать, что это – единственный случай во всем годовом богослужебном круге, когда тропарь и кондак, как главнейшие песнопения вечерни и утрени, при всей торжественности их исполнения, при всей праздничности, с которой они встречаются верующими, уже приготовившимися к исходу из храма после преподобного им иереем отпу́ста, еще не свидетельствуют о наступлении праздника. Тропарь и кондак имеют здесь иное значение. Это как бы особая, маленькая служба, которая изумляет душу своей торжественной неожиданностью и вместе с тем заставляет внутренне встрепенуться. Обычное построение церковных служб здесь, пред особо великим праздником, нарушается, и этот заключительный аккорд богослужения навечерия предвещает что-то особенное, чего душа, привыкшая к обычному построению церковных служб, не ожидает. Праздник еще не наступил, но вот-вот наступит. И ожидание его, начавшееся задолго до этого дня, при первых звуках рождественских ирмосов «Христос раждается, славите» теперь достигло высшего предела. Душа затрепетала, ожидая, что вот сейчас наступит рождение в мир Господа. Этот трепет удивленной души уносит с собой христианин из храма в свою домашнюю церковь. Подготовленные службами навечерия, собираются верующие в храм в трепетном ожидании радостных, ликующих стихир рождественской службы. После возгласа священника слышится чтение покаянных псалмов великого повечерия: «Сы΄нове человечестии, доко́ле, тяжкосердии, вску́ю любите суету и ищите лжи?» (Пс. 4). «Господи, да не яростию Твоею обличи΄ши мене, нижé гневом Твоим накажеши мене. Помилуй мя, Господи, яко немощен есмь: исцели мя, Господи, яко смято́шася кости моя, и душа моя смятéся зело́» (Пс. 6). Что это значит? Почему вопреки времени дня, так как повечерием обычно не начинается, а заканчивается день, празднование великого дня рождения на земле Господа Иисуса Христа начинается покаянной службой? Почему богослужение, посвященное встрече Солнца правды – Христа, начинается с чтения ветхозаветных псалмов и молитв повечерия? Причина этого именно в том, что служба Рождеству Христову должна быть для нас встречей грядущего на землю Христа, а не просто воспоминанием Его пришествия в мир. Если бы мы приходили в храм Божий только для того, чтобы вспомнить о Рождестве Христовом и еще раз услышать евангельское повествование о нем, то нам не нужно было бы проходить чрез великое повечерие. Но Святая Церковь призывает нас не к этому. Весь ход приготовления к празднику – пост, предпразднство, нáвечерие – свидетельствует, что цель, к которой ведет нас Святая Церковь, состоит в том, чтобы мы встретили Христа, приняли Его в свое сердце и поклонились Ему. Только с пробуждением в наших душах покаянной веры можем мы надеяться, что вместе с волхвами и пастырями благовременно достигнем Божественного явления Христа, Сына Божия.

   Великое повечерие по содержанию представляет путь постепенного восхождения души к Богу. Оно разделяется на три части. В первой мы благодарим Бога за прожитый день и вообще за прожитую жизнь и выражаем упование на Бога и веру в Него. В эту часть, кроме псалмов, входит пение стихов книги пророка Исаии «С нами Бог, разумейте, языцы, и покаряйтеся», чтение Троичных тропарей «День прешéд» и Символа веры. Заканчивается эта часть вечерней молитвой святого Василия Великого. Главное место в содержании повечерия занимает вторая его часть – покаянная, состоящая в чтении псалмов 50-го и 10-го и молитвы Манассии, царя Иудейского. Третья часть содержит прославление Бога за Его милости. Переход от покаяния к славословию мы видим в содержании псалмов 69-го и 142-го. Заканчивается эта часть великим славословием, начинающимся словами ангельской песни «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение». Таким образом, душа, пройдя чрез переживания ветхозаветных праведников, находит в своем сердце слова ангельского славословия, которые непосредственно приводят ее к прославлению Родившегося Христа. И как бы в ответ на это раскрываются царские двери и в предшествии свещеносцев священнослужители выходят в притвор храма при пении торжественной и ликующей стихиры: «Небо и земля днесь пророчески да возвеселятся, ангели и проро́цы духовно да торжествуют, яко Бог во плоти явися сущим во тьме и сени седя΄щим, рождéйся от Девы».

   Предварение праздника до его наступления имеет место во время великого повечерия: трижды отверзаются царские врата; трижды чтение ветхозаветных псалмов прерывается торжественным праздничным пением. Сначала поются стихи «С нами Бог», а затем, после чтения первого и второго Трисвятого, – тропарь и кондак празднику. Эти песнопения являются предварением праздничной радости.

Рождество Христово. Икона. Андрей Рублев. Благовещенский собор Московского Кремля

Рождество Христово

   В собственном смысле служба празднику Рождества Христова начинается с литии, за которой следуют стихиры на стиховне, опущенные на вечерне, «Ныне отпущаеши» и тропарь празднику. Теперь праздник действительно начался, открыт путь поклонения Христу. Важно, однако, отметить, что и в этот час, когда праздник начался, Святая Церковь не оставляет заботы о тех, кто еще не приготовился к его достойной встрече. Ведь лития – это не только радостные стихиры, но и усердные моления «о всякой душе христианской, скорбящей же и озлобленней, милости Божией и помощи требующей».

   Утреня, как вседневная, так и праздничная, есть, по преимуществу, служба Христу – Невечернему Свету, пришедшему в мир просветить пребывающее во тьме и сени смертной человеческое естество. В своей неизменяемой части она имеет ряд песнопений, раскрывающих идею Боговоплощения и прославляющих пришедшего в мир Спасителя. Начинается утреня с ангельского славословия «Слава в вышних Богу», предшествующего чтению шестопсалмия. Этим Святая Церковь напоминает, что, хотя в природе и в нашей душе тьма еще борется со светом и нам иногда кажется, что она победит свет, но уже пришел Христос, Свет истинный, и тьма не объяла Его (Ин. 1:5). Следующее за шестопсалмием пение стихов «Бог Господь, и явися нам» также говорит о явлении Христа во плоти. Пение или чтение в конце утрени великого славословия, как и шестопсалмие, начинающегося с ангельской песни, и чтение в конце 1-го часа молитвы «Христе, Свете истинный» завершают наше ежедневное поклонение пришедшему в мир Невечернему Свету – Христу.

   Естественно, что именно утреня праздника Рождества Христова является службой, которая с наибольшей полнотой раскрывает догматическую и нравственную стороны праздника. Характерно, что многие песнопения утрени, в частности, ирмосы ее 1-го канона заимствуют не только мысли, но даже отдельные выражения из Слова святого Григория Богослова.

   Святые отцы вообще придавали большое догматическое значение празднованию Рождества Христова, видя в нем утверждение догмата воплощения Сына Божия, и отражали это в своих песнопениях. Так, например, святой Ефрем Сирин († 373) в своих рождественских гимнах исповедует Божественную природу родившегося Христа – Сына Божия. Он говорит, что в утробу непорочной Девы вселился Тот, Кого не может вместить весь мир, Бог был во входе и человеком явился во исходе, что самое воплощение Сына Божия совершилось в целях уврачевания поврежденной природы, что Своим явлением во плоти Он освободил человечество от рабства греху.

   Введенный в IV веке на Востоке праздник Рождества Христова в последующие столетия сохранял за собой значение праздника торжества исповедания православной веры в борьбе с несторианской ересью, а затем с монофелитством. Это значение праздника хорошо выразил в конце V в. преподобный Роман Сладкопевец в своем кондаке: «Дева днесь Пресу́щественнаго раждает». В этом поэтическом произведении, состоящем из 25 строф, из которых в современном нам богослужении сохранилось только две, обозначенные как кондак и икос, преподобный Роман раскрывает православное учение о Христе Спасителе, как совершенном Боге и совершенном Человеке.

   На рубеже VII-VIII столетий преподобный Косма Маиумский написал канон на Рождество Христово, в котором исповедовал, в обличение монофелитской ереси, две воли в Господе Иисусе Христе.

   Священные песнопения на праздник Рождества Христова слагали также святой Софроний, патриарх Иерусалимский (VII в.), святой Андрей Критский († 712), святой Герман, патриарх Константинопольский († 740), преподобный Иоанн Дамаскин († 776), монахиня Кассия (IX в.) и другие песнопевцы, исповедуя в этих песнопениях православное учение о Христе Спасителе. Поэтому с полным основанием можно сказать, что богослужебные тексты, в том числе и на праздник Рождества Христова, являются опоэтизированным изложением православных догматов.

   Ряд песнопений примыкает также непосредственно к тематике неизменяемой части утрени. Среди них первое место занимают тропарь и светилен празднику. До начала утрени трижды слышалось пение рождественского тропаря: в первый раз по отпусте вечерни, затем на великом повечерии, наконец, по окончании литии – по «Ныне отпущаеши». Но только теперь, на утрене, когда ему предшествует пение стихов «Бог Господь, и явися нам», исполняемых на глас тропаря, он получает в богослужении место, которое дает возможность до конца постигнуть его возвышенный смысл: «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия΄ мирови Свет разума».

   На второй день праздника Рождества Христова – 26 декабря совершается Собор Пресвятой Богородицы: «Что́ Тебе принесем, Христе, за то, что Ты явился на земле как человек нас ради? Каждая из созданных Тобою тварей благодарение Тебе приносит: ангелы – пение; небеса – звезду; волхвы – дары; пастыри – удивление; земля – вертеп; пустыня – ясли, а мы приносим Матерь-Деву». Мы приносим самый драгоценный дар Христу – горячую любовь к Его Пречистой Матери, «радость миру родившей». Любовь эта и подвигнула людей, «верующих Рождеству Христову» и составляющих Церковь Божию на земле, собраться в храм для прославления Божией Матери. Собором (греч. «синаксис») называется «собрание верных в честь и память того или иного святого лица».

   Велика слава Богоматери, явленная в Рождестве Господа Иисуса Христа. «Посмотри на таинственное рождение Девы, – говорит святой Афанасий Великий (293–373), – Сама родила Она, Сама Своими девическими руками спеленала Младенца и Сама же положила в ясли. Не допустила Она никому коснуться нечистыми руками Богомладенца». Потом, как говорится в Сказании о Рождестве Христовом, Богоотроковица поклонилась до земли Рожденному от Нее.

   В первое воскресенье по Рождестве Христове Церковь прославляет также тех, кто «Христову Божественному Рождеству послужили во граде Вифлееме боголепно»: Давида Богоотца, потому что «из него про́йде жезл – Дева, и из Нея возсия΄ Свет – Христос»; Иосифа – Обручника Пресвятой Девы Марии, о котором поется в тропаре: «Деву видел еси рождшую, с пастыри славословил еси, с волхвы΄ поклонился еси, ангелом весть приемь»; Иакова, «нареченнаго брата Господня», «перваго епископа», который, по свидетельству Церковного Предания, был «самовидцем Божественных Таин, бéгаяй с Ним, и во Египте быв со Иосифом и Материю Иисусовою».

Отдание праздника Рождества Христова бывает 31 декабря старого стиля (13 января нового стиля).

https://azbyka.ru/otechnik/Pravoslavnoe_Bogosluzhenie/nastolnaja-kniga-svjashennosluzhitelja/11

 

Главная | История собора | О Казанской иконе | Богослужения | Медиатека | Паломничества | Социальный центр | Газета

Санкт-Петербург, Казанская площадь, д. 2
Секретарь: (812) 314-46-63   sobor.go@mail.ru    Вахта: (812) 314-58-56 (с 8 до 21)

Создание сайта - iFrog