Беседа о христианстве в кинематографе прошла в Казанском соборе

21 апреля 2017

В крипте Казанского кафедрального собора 21 апреля состоялась очередная встреча с профессором СПбДА протоиереем Георгием Митрофановым в рамках кинолектория «Христианство в современном западноевропейском и американском кинематографе». Слушатели посмотрели фильм «Ида» польского режиссера Павла Павликовского, вышедший на экраны в 2013 году, и вместе с лектором обсудили его.

В крипте Казанского кафедрального собора 21 апреля 2017 года состоялась очередная встреча с профессором СПбДА протоиереем Георгием Митрофановым в рамках кинолектория «Христианство в современном западноевропейском и американском кинематографе». Слушатели посмотрели фильм «Ида» польского режиссера Павла Павликовского, вышедший на экраны в 2013 году, и вместе с лектором обсудили его.

Отец Георгий указал на то, что фильм снят в стилистике польского кинематографа 60-х годов (Анджея Вайды, Ежи Кавалеровича и др.) и является документом эпохи. Исходя из польского исторического контекста, этот глубокий фильм на религиозную тему поднимается к вечным проблемам духовной жизни человечества в целом. При этом лектор отметил, что фильм предназначен для просмотра христианами, поскольку даже тонкий ценитель

кинематографа многого не увидит в нем, если у него не будет религиозного опыта.

«В Польше даже социалистическая Церковь была в неизмеримо лучшем положении, чем в нашей стране. Польский народ не позволил со своей Церковью сделать то, что позволил наш народ, – это нужно признать. Там была сохранена полноценная инфраструктура церковной жизни, система образования и монастыри. Церковь не была маргинализована, как у нас, хотя такая политика и проводилась, можно сказать, что она находилась в полугонимом состоянии», – начал отец Георгий.

По сюжету героиня фильма – послушница монастыря Ида, с раннего детства оказавшаяся в монастыре и готовящаяся к постригу, направляется настоятельницей на встречу со своей единственной оставшейся в живых родственницей – тетей-коммунисткой, работающей в системе правосудия. Главная героиня еще не определилась в своем намерении стать монахиней и пребывает в состоянии непознанности себя и мира. Она исполняет благословение настоятельницы пройти искус перед монашеским постригом, который позволит ей познать себя во всей полноте (свои корни и истоки) и сделать выбор между миром и монастырем, своими предками и теми, кто их отторгал.

От тети Ванды Ида узнает о том, что она еврейка, и решает отыскать могилу своих родителей, погибших во времена Второй мировой войны. Вдвоем они приезжают в дом, ранее принадлежащий родителям Иды, в котором теперь проживает польская семья. Они узнают, что родных убил нынешний хозяин дома, который соглашается показать место их захоронения в обмен на то, что женщины оставят притязания на дом. В этот момент Ида ощущает глубиннейшую связь с родными, которых никогда не видела, но проявляет себя как христианка, не обличает и не осуждает убийцу-поляка. Соприкосновение же Ванды с прошлым дается ей тяжело, и она кончает жизнь самоубийством, выбросившись из окна.

«Когда Ида узнает о смерти тети, она встает на путь, о котором говорил апостол Павел: она готова погубить свою душу, лишь бы если не спасти, то хотя бы понять душу Ванды. Она начинает изображать из себя тетю, пытается проникнуться ее жизнью: выпивает, курит, вступает в связь с саксофонистом. Постепенно она понимает, что все это – мирская суета, видит, насколько это мелко и что жить этим нельзя. Осознав, как страшен и ужасен мир и как трудно в нем сохранить собственную душу, Ида прощает тетю и чувствует к ней только сострадание, а не осуждение. Уровень ее духовной глубины оказывается настолько высок, что она поднимается и возвращается к подлинной, единственно возможной для нее жизни в монастыре. Она умирает для мира, чтобы возродиться для Бога. Христос ожил для нее, и теперь Он будет давать ей силы принимать, прощать и любить людей. Ида оказалась предназначена к монашескому служению. В конце фильма перед нами предстает практически предуготованная к святости и подвижничеству молодая монахиня», – отметил протоиерей Георгий Митрофанов.

«На примере судьбы тети Иде открывается: жизнь во грехе убивает человека тем, что он уже не может жить иначе, кроме как греша. А если он чувствует для себя невозможность этого, то просто умирает, – продолжил лектор. – В Иде было заложено хорошее духовное основание в монастыре, но и ее собственная душа оказалась богата талантами прощать, понимать, любить и жертвовать собой. Она хочет понять тетю, а ведь христианство и начинается с того, что христианин пытается понять чуждого человека, а затем начинает сострадать. Ида воплощает собой идею христианства как такового».

По словам отца Георгия, людей, настроенных на монашество, нельзя лишний раз трогать и сбивать с пути, потому что их ведет Господь. Это великий и очень редкий дар монашества. Очень страшно человеку, предназначенному к этому, ошибиться. Часто люди, стремящиеся к монашеству, видя профанаторов монашеской жизни в монастырях, уходят от той жизни, которая только им единственным и органична. В этом мире есть много людей, которым нужна помощь и забота, но в том, что люди уходят от мира в монастырь, есть своя правда, и правда очень высокая. Нельзя, потеряв себя, пытаться помогать другим.

В конце кинолекции слушатели поделились своими впечатлениями от фильма и задали отцу Георгию интересующие их вопросы. Подводя итоги цикла кинолекций, протоиерей Георгий Митрофанов сказал о том, что главное – разобраться в самом себе, есть ли у нас вообще духовная жизнь. Можно прожить значительною часть своей жизни, считая себя верующим, но на самом деле таковым не быть и потребность в Боге не испытывать

Главная | История собора | О Казанской иконе | Богослужения | Медиатека | Информация | Социальный центр | Газета

Санкт-Петербург, Казанская площадь, д. 2
Секретарь: (812) 314-46-63   sobor.go@mail.ru    Вахта: (812) 314-58-56 (с 8 до 21)

Создание сайта - iFrog