Вторая лекция в Казанском соборе прот. Кирилла Копейкина «Библейские представления о сотворении мира и современная наука»

13 октября 2017

В крипте Казанского кафедрального собора в рамках курса лекций «Библейские представления о сотворении мира и современная наука» 13 октября 2017 года состоялась вторая встреча с протоиереем Кириллом Копейкиным. Особое внимание в своем выступлении он уделил библейским корням европейской науки.

«В контексте ветхозаветной библейской традиции возникло представление о том, что Бог творит мир из ничего. В этом смысле принципиально важно начало, Шестоднев, рассказ о сотворении мира. Рассказ о днях творения, который сегодня мы воспринимаем как линейный текст, в древности исполнялся священниками в течение периода празднования Нового года в стихотворной и антифонной форме, то есть был разделен на два хора. Это важно, поскольку стихотворный текст передает то, что не может быть выражено в линейном тексте. Основоположник русской библейско-исторической школы протоиерей Герасим Павский говорил, что истинная поэзия – есть язык пророков, потому что задача пророка заключается в том, чтобы выразить смыслы мира горнего. Поэтому, обращаясь к тексту Шестоднева, нужно всегда помнить, что он поэтический, даже если сегодня мы этого не видим. Древний человек выражал общие понятия только при помощи тропа. Шестоднев написан в такой понятийной категориальной системе, которая очень отличается от современной. Чтобы его адекватно понять, нужно обязательно учитывать особенности менталитета людей, которые жили более 2000 лет назад. Самое главное, что уяснили себе христиане: Бог дает откровение в двух видах: первое и главное откровение – это Библия, второе – это мир, вторая книга Творца. Как писал апостол Павел в Послании к римлянам: «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы…» Из этого размышления над творениями и выросла европейская наука», – сказал отец Кирилл.

«Когда христианская Церковь пришла в этот мир, в нем уже существовали вполне определенные представления о мироздании, вселенной, месте земли в космосе, – продолжил он. – Наиболее распространенной была геоцентрическая система греческого ученого Клавдия Птолемея. Он описывает космос как систему концентрических сфер, на которых закреплены Солнце и планеты. Самая дальняя система – система неподвижных звезд. В центре находится Земля. Считалось, что существует онтологическая разница между миром подлунным и надлунным. Подлунный мир изменчив, он состоит из четырех стихий: воды, огня, земли, воздуха. Надлунный мир неизменный, он состоит из пятого элемента – эфира, и там все совершенно. Если небесные тела движутся, то только по окружностям, потому что окружность – фигура совершенная, при всех поворотах равная самой себе. И поскольку небо неизменно, а что может меняться на небе, которое подножие престола Господня, то там могут существовать только круговые движения. Планеты движутся по окружностям, и они, в свою очередь, тоже движутся по окружностям. В античности существовали и гелиоцентрические воззрения, например, Аристарх Самосский полагал, что в центре мира находится Солнце, которое гораздо больше Земли. Вообще надо сказать, что научные знания в античности находились на очень высоком уровне, у античных ученых были точные способы вычислять положения небесных светил. До XVI века в науке использовалась геоцентрическая система Птолемея».

Протоиерей Кирилл Копейкин отметил, что наука возникает в контексте христианской традиции как попытка познать Бога, изучая тварный мир, где Творец себя запечатлевает так же, как и в Библии. «Что характерно для европейской науки и с чего начинается бурный рост европейских знаний – наука, которая возникла в Европе, начинает описывать мир на языке математики. Если вдуматься, это должно шокировать, хотя мы к этому привыкли со школы. Математики мы в мире не видим, она есть только в нашем сознании. При этом мы описываем реальный мир с потрясающей точностью на языке математики, которой в мире нет. Принципиально важным для возникновения европейской науки было библейское представление о сотворении мира из ничего. Это догма, переносящая центр смысловой деятельности с природы на сверхприродное начало, лишающее природу той самостоятельности, которую она имела в античности. Именно отношение к природе как к чему-то божественному и самоценному, ее сакрализация является одной из причин того, почему в античности принципиально не могла возникнуть наука. Наука возникает в христианском очень своеобразном богословском контексте представлений о том, что Бог дает откровения в двух видах – это Библия и мир. Между этими двумя книгами нет противоречия, потому что они созданы одном и тем же автором. Если же мы такое противоречие видим, то это результат нашего непонимания либо одной, либо другой книги. Митрополит Антоний Сурожский во многих своих беседах говорил, что, если мы задумаемся о том, что происходит в таинстве Евхаристии, то поймем, что материя – это не нечто противоположное Богу и Духу, а то, что может быть с Богом соединено, обожено. Бог, который есть Жизнь, мертвого ничего не творит. То, что мы воспринимаем мир как мертвый, – просто наш способ видения этого мира. Поскольку если мир мертвый, то как тогда может возникнуть жизнь из мертвого?» – сказал отец Кирилл.

Он подчеркнул, что внутри себя каждый человек ощущает то, что можно назвать психикой, душой. «Для нашей психики характерны две принципиальные вещи, которые отличают ее от материи. Во-первых, вещи, которые окружают нас, просто есть, а наша психика никогда не «стоит на месте», успокоить психику очень сложно, внутри происходит непрерывный динамический процесс. Во-вторых, наша психика все время на что-то направлена. Человек постоянно о чем-то думает, чего-то боится, о чем-то беспокоится. Возникновение этой направленности психики не объяснить, если опираться на то, что мир состоит только из физических вещей. Наука возникла изначально как попытка понять, что мы делаем в этом мире, как мы с ним соотносимся. Это сегодня мы порой думаем, что наука противостоит библейскому откровению или вере. Нет, изначально она возникла как попытка прочитать вторую книгу Бога и понять, о чем эта книга написана, какое место в ней занимает человек. Мир воспринимался как текст, который состоит из слов Творца. Отсюда следует очень важный вывод: если мир воспринимать как текст, то к нему могут быть приложимы те же методы и исследования, которые приложимы к Библии. В семиотике выделяют три уровня исследования текста: синтаксис (выявление отношений между элементами), семантика отдельных элементов (изучение словарных фиксаций), понимание смысла предложения целиком. Очень часто смысл предложения не сводится к сумме смыслов отдельных слов. Мы находимся внутри мира и при этом претендуем на то, что пытаемся понять этот мир и законы, которые им управляют. У человека возникает такая претензия только по одной причине – мы верим, что мы сотворены по образу и подобию Того, Кто этот мир создал, и поэтому не до конца, но хотя бы отчасти можем попытаться этот замысел понять», – пояснил лектор.

Космологические представления, уже довольно близкие к современным, стали формироваться в начале XVI века и связаны они с именем Николая Коперника. Согласно его воззрениям, в центре мира располагается Солнце. Постепенно гелиоцентрическая система мира стала общепринятой. «Одной из причин, из-за которой, по мнению историков науки, изменились представления о мироздании, было то, что в XVII веке прошли страшные войны. 30-летняя война была кровопролитной, погибло большое количество людей во многих европейских странах. Под влиянием жутких зверств и голода стало понятно: земля находится в таком состоянии, что она явно не может быть в центре мироздания, там должно быть что-то другое. Возникло представление, что это Солнце – видимый символ Бога в этом мире. Бог находится в центре, а вокруг него все вращается. Изменились отношения человека с миром. Мировоззренческая дерзость Коперника заключалась в том, что он осмелился предложить теорию, описывающую мир как целое с такой божественной позиции и потому претендующей на статус онтологической истины», – подытожил протоиерей Кирилл Копейкин.

Главная | История собора | О Казанской иконе | Богослужения | Медиатека | Информация | Социальный центр | Газета

Санкт-Петербург, Казанская площадь, д. 2
Секретарь: (812) 314-46-63   sobor.go@mail.ru    Вахта: (812) 314-58-56 (с 8 до 21)

Создание сайта - iFrog