ПРЕДСТАВИТЕЛИ СТАРИННЫХ ИЗВЕСТНЫХ РУССКИХ РОДОВ ПОСЕТИЛИ КАЗАНСКИЙ СОБОР

11 октября 2018
11 октября 2018 года, около полудня, Казанский кафедральный собор поочередно посетили представители известных старинных русских родов – графиня Мария Александровна Ферзен и доцент Николай Павлович Шаплыгин, потомок петербургских купцов и благотворителей Парфёновых.
 
Графиня Мария Александровна Ферзен, по отцу – из рода Долгоруких-Шуваловых, по матери – из рода Воронцовых-Дашковых, родилась в Риме в 1933 году, когда её родители, находились в Италии после нескольких лет скитаний в Англии и Франции. 
10 апреля 1932 года в Риме, в здании палаццо, принадлежавшего княжне Марии Александровне Чернышевой, был освящен храм Русской Православной Церкви в честь святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца. В этом первом русском храме в Риме в сентябре 1933 года Мария Александровна Ферзен была крещена архимандритом Симеоном (Нарбековым); восприемницей у новокрещенной была — Ее Императорское Высочество Великая Княгиня Ксения Александровна (старшая дочь Императора Александра III, родная сестра святого страстотерпца Государя Императора Николая Александровича).
Отец графини Марии Александровны Ферзен – граф Александр Николаевич Ферзен родился 4 декабря 1895 года в Санкт-Петербурге в семье генерал-майора Свиты Его Императорского Величества графа Николая Павловича Ферзена (1858-1921), адъютанта великого князя Владимира Александровича и участника русско-турецкой войны 1877-1878 годов, и княжны Софьи Александровны, урождённой Долгоруковой (1870-1957). 
Граф гвардии штабс-капитан Александр Николаевич Ферзен (1895-1934), состоял в 1918–1919 в охране лиц Императорской Фамилии в Крыму. Он, вместе с вдовствующей императрицей Марией Фёдоровной, семействами её дочерей Ксении и Ольги, и сопровождавшими их лицами в числе нескольких других офицеров Великого Князя Николая Николаевича, на трёх английских крейсерах ранней весной 1919 года покинул Крым и прибыл на Мальту, откуда русские беженцы стали разъезжаться по всему свету — кто куда мог. 
Вскоре он вернулся в Эстонию, вступает в ряды Северо-Западной армии и, после неудачного похода на Петроград, вместе с главнокомандующим СЗА Н.Н.Юденичем, оказывается в 1920 году в Англии.
Там он женится на 27-летней вдове Александре Павловне (20.10.1893 – 07.02.1968, в девич. Шуваловой, родившейся в Вартемягах, родовом имении графов Шуваловых под Санкт-Петербургом).
Она в первом браке с 1912 года была замужем за князем Дмитрием Леонидовичем Вяземским (12.11.1884 — погиб 02.03.1917), убитого в Петрограде мятежниками Павловского полка в 1917 году во время Февральской революции. От этого её первого брака осталось двое детей: Леонид (1913-1968, бездетен) и Александра (1915-1992, по мужу Донзо, её дети Андрей и Михаил женаты на француженках).
 Затем Александр Николаевич Ферзен вместе с беременной женой и детьми переезжает в 1929 году из Лондона в Париж, где родилась его старшая дочь – София, в замужестве Бовю. Устройству там на работу помогало то, что все русские говорили на французском, английском и немецком языках. Александр Николаевич получил должность в банке, а в последние годы помогал в Русском доме в Sainte-Geneviève-des-Bois. Однако с 1927 года у него обнаружился туберкулёз (чахотка), который через семь лет и свёл его в могилу. Скончался Александр Николаевич Ферзен, находясь с семьей на лечении в Италии, от сердечного приступа в санатории в итальянском городе Эремо 29 октября 1934 года, в возрасте всего 39 лет. Тело его было перевезено в Рим и предано земле на русском участке кладбища Тестаччо в столице Италии. 
Его младшая дочь графиня Мария Александровна Ферзен, оставшаяся в годовалом возрасте без отца, запомнила завет своей матери Александры Павловны, которая не позволяла забыть, что они, проживая в Италии, остаются всё же русскими: "Помни, когда тебя спросят, кто ты такая, отвечай „russa bianca“ ("русская, белая")". Ведь русские были и красные.
И это понятно, ведь дедушка графини Марии Александровны Ферзен по линии матери граф Павел Павлович Шувалов (1859-1905), генерал-майор Свиты Николая Второго, градоначальник Одессы и затем Москвы, 28 июня (11 июля) 1905 года в Москве, во время обычного приема посетителей в доме Градоначальника на Тверском бульваре, был убит несколькими выстрелами из револьвера в упор Петром Куликовским, бывшим членом Боевой организация партии социалистов-революционеров (эсеров) – террористической организации, действовавшей в России в 1902—1911 годах, совершившей большое количество террористических актов против представителей правоохранительных органов и высокопоставленных чиновников Российской империи, в том числе — убийства министров внутренних дел Д.С. Сипягина (1902 год), В.К. фон Плеве (1904 год) и генерал-губернатора Москвы, великого князя Сергея Александровича Романова (4 февраля 1905 год), супруга великой княгини царствующего дома Романовых Елизаветы Фёдоровны.  Впоследствии левые эсеры приняли участие в 1917 году в октябрьском вооружённом восстании и поддержали партию большевиков. Граф Павел Павлович Шувалов был похоронен в родовой усыпальнице в Софийской церкви в имении «Вартемяки» (Санкт-Петербургская губерния), принадлежавшего с 1743 по 1917 год графам Шуваловым.
Бабушка графини Марии Александровны Ферзен по линии матери – графиня Александра Илларионовна Шувалова (1869-1959, в девич. Воронцова-Дашкова, весной 1919 года выехала из Крыма за границу из своего имения – это Воронцовский дворец в Алупке близ царского дворца в Ливадии, где жили члены царской семьи; выехала вместе с уцелевшими представителями Дома Романовых; основалась потом в Франции, похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа), была дочерью личного друга Александра III-го графа Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова (1837—1916, ум. в Алупке) — русского государственного и военного деятеля из рода Воронцовых-Дашковых: министра императорского двора и уделов (1881—1897), председателя Красного Креста (1904—1905), последнего наместника на Кавказе (1905—1916). Супруга графа Иллариона Ивановича – Елизавета Андреевна (в девичестве Шувалова, 1845-1924, похоронена на кладбище Висбадена в Германии) приходилась ему четвероюродной сестрой. Воронцов-Дашков и его супруга являлись крупнейшими землевладельцами России, владельцами большого числа промышленных предприятий, а также Шуваловского парка в Парголово и Воронцовского дворца в Алупке. Они были в числе наиболее доверенных и приближённых к императорской семье лиц.   
Вторично овдовев, Александра Павловна, мать графини Майи (Марии) Ферзен, оставшаяся с детьми жить в Риме, обеспокоенная трудностями столичной жизни (в том числе овладением незнакомого итальянского языка; дома в семье тогда говорили лишь на русском, частично на английском, французском и немецком языках) и здоровьем детей, по предложению брата второго своего покойного мужа графа Павла Николаевича Ферзена (1894-1943, Италия), переезжает в 1937 году на север Италии в Южный Тироль, где жители этой провинции – тирольцы – говорили на хорошо знакомом семейству Ферзен немецком языке. 
Там еще с дореволюционных времён жил граф Алексей Алексеевич Бобринский (1861-1938, похоронен на местном кладбище в красивейшем местечке Суизи, Южный Тироль, Италия), знаменитый русский этнограф, этнолог и археолог, представитель третьей линии графского и дворянского рода Бобринских, ведущего начало от Алексея Григорьевича Бобринского, внебрачного сына Екатерины II и Григория Орлова.  
Знакомство с ним впоследствии повлияло на жизнь всей овдовевшей семьи Ферзен. Бобринский построил в Тироле дом, потому что в то время его жена Мария (1876-1957) болела чахоткой. Свое прекрасное жилище в горах он превратил в пансионат: предоставлял комнаты русским эмигрантам по очень низким ценам. Вся интеллигенция из Парижа, Лондона и Рима приезжала туда. Многие друг друга хорошо знали, с радостью общались. Это было до некоторых пор настоящее сосредоточение русской эмиграции. Но к концу своей жизни одряхлевший и больной А.А. Бобринский продал эту недвижимость.
После его смерти в 1938 году эта чудесная тирольская деревенька Суизи, в 3-х км от местечка Кастельротто (Castelrotto) близ горы Шперн, где горы мягкие, словно покрытые зелёным ковром, стала для графини Александры Павловны Ферзен (в девич. Шуваловой) неким убежищем от мирской суеты, по её словам, своеобразным «монастырем для себя и своего внутреннего мира, из которого она черпала силу для воспитания своих осиротевших девочек».
Её дочери, София и Мария, стала брать у Марии, вдовы А.А.Бобринского, дополнительные уроки русского языка. Потом в Турине Мария окончила университет по специальности французский и немецкий языки. Затем Мария Александровна Ферзен вернулась в Сиузи и вплоть до 1990 года, до её выхода на пенсию, проживала в этом благодатном месте, была там учительницей, преподавала в сельской школе. Её старшая сестра София вышла замуж и уехала во Флоренцию из этого местечка в Доломитах, ставшего современным респектабельным горнолыжным курортом в Италии. После 1990 года Мария Александровна стала ухаживать за их тетей в Риме, поэтому вынуждена была переехала к ней в Рим, с тех пор там и проживает до сего дня. В Риме Мария Александровна долгие годы трудилась также при русском Никольском храме, в котором была крещена, исполняя разные ответственные послушания. На большие праздники в этот храм из Флоренции старается приезжать её старшая сестра София.
В 2000 году графиня Мария (Майя) Александровна Ферзен впервые приехала в Россию и, совершая паломническую поездку, посетила Москву, Санкт-Петербург, а в речном круизе по Волге – города Поволжья. «Россия на меня произвела невероятное впечатление. Это моя Родина, — сказала Мария Александровна, делясь своими первыми впечатлениями о России, — но, живя за рубежом, я как-то это не так ощущала. А приехав в Россию, поняла, как глубоко во мне сидит любовь к России. Помню, когда мы приземлялись в Шереметьево, у меня слёзы потекли от волнения — я оказалась на Родине!» 
С тех пор она ещё несколько раз приезжала в Россию, в 2015 году она посетила в сопровождении внуков город Ейск и передала в дар Ейскому краеведческому музею копии документов, касающихся жизни семьи Воронцовых. 
Ныне, находясь с визитом в Санкт-Петербурге, графиня Мария Александровна Ферзен посетила Казанский кафедральный собор, где после содержательной беседы с настоятелем собора протоиереем Павлом Красноцветовым, по летам старшего графини на один год, ознакомилась с внутренним убранством и главными святынями собора, являющегося памятником русской воинской славы. 
Интересно отметить, что в окрестностях Санкт-Петербурга имеются захоронения её родственников – в родовой усыпальнице графов Шуваловых в Софийской церкви (закрытой в 1936 году, возвращенной епархии в 1990 году) в сельском поселении Вартемяги.  В Гатчине, в ограде Павловского собора, 18 сентября 2016 года состоялось торжественное открытие памятника воинам Северо-Западной Армии поручику графу Павлу Павловичу Шувалову (4.02.1891, СПб — 21.10.1919, Царское Село) и подпоручику Георгию Львовичу Навроцкому. Оба воина погибли в бою в 1919 году и 23 октября их прах был погребен в ограде Павловского собора.
Поручик граф Павел Павлович Шувалов является родным братом матери графини Майи Александровны Ферзен – Александры Павловны Ферзен (в девич. Шуваловой). Запоздавшим Приказом №288 по СЗА от 25 октября 1919 г. граф П.П. Шувалов был награждён орденом Святой Анны 4-й ст. с надписью: «За храбрость».  
Графиня Мария Александровна Ферзен, в одном из своих недавних интервью сказала: «Я радуюсь, что Россия открыла свои двери и старается жить иначе, чем жила на протяжении двадцатого столетия. У меня создаётся впечатление, что правительство старается обустроить лучше страну. Но нельзя надеяться на быстрые перемены, ведь восемьдесят лет Россию разрушали! Такие события накладывают печать на историю. Самое главное, чему я рада: народ может без страха ходить в церковь, венчаться и крестить детей, хоронить близких, храмы и монастыря начинают жить нормальной жизнью. И видно: русский народ веру сохранил». 
 
ЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖ
 
В этот же день, 11 октября 2018 года, вторым именитым посетителем Казанского собора оказался доцент Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Николай Павлович Шаплыгин, потомок петербургских купцов и благотворителей Парфёновых. Он пришел в собор в сопровождении Марины Николаевны Лобановой, редактора радио «Град Петров». 
Гостей по собору сопровождала Татьяна Сергеевна Котул, автор многочисленных публикаций на сайте Казанского собора и в газете «Казанский собор» о священнослужителях, тружениках, строителях, благотворителях и благоукрасителях Казанского собора за весь период его существования, т.е. со времени начала строительства собора в 1801 году, затем его освящения в 1811 году и по настоящее время.
Уважаемые гости имели в трапезной Казанского собора встречу с настоятелем Казанского собора протоиереем Павлом Красноцветовым. После беседы с настоятелем гостям была предложена ознакомительная экскурсия по собору, в ходе которой они познакомились также с совершавшим позднюю Божественную литургию штатным клириком собора протоиереем Николаем Преображенским, с которым нашлись у Николая Павловича общие воспоминания. Прот. Николай, как оказалось, окончил в 1968 году это же высшее учебное заведение, в котором ныне продолжает трудиться доцент Н.П.Шаплыгин. Тогда этот ВУЗ назывался Ленинградский Политехнический институт.  Николай Преображенский, после окончания учебного курса на физико-механическом факультете по специальности «Физика изотопов» и защиты диплома, до 1977 года работал младшим научным сотрудником в Ленинградском институте ядерной физики в Гатчине. Затем в 1978/1979 учебном году сдал экзамены экстерном за полный курс Ленинградской духовной семинарии, а в 1983 году окончил Ленинградскую духовную академию. По принятии в 1982 году сана пресвитера служил в Преображенском соборе г.Выборга, Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры, в Казанском соборе, трудился в СПбДАиС помощником инспектора, а после присвоения ученого звания кандидата богословия и до сего времени более 30-ти лет о. Николай является преподавателем догматического богословия в Санкт-Петербургской духовной академии. Интерес у пришедших собеседников вызвало то, что родственниками о. Николаю приходятся два дореволюционных ректора Санкт-Петербургской духовной академии – митрополит Японский Сергий (Тихомиров) и архиепископ Полтавский Феофан (Быстров).
В завершение беседы Николай Павлович подарил для библиотеки Казанского собора составленную им книгу: Парфёновы – петербургские купцы и благотворители. История рода/ Н.П. Шаплыгин. – СПб.: Изд-во Политехн. Ун-та, 2017. – 196 с. 
В этой книге, посвященной светлой памяти его жены Татьяны Александровны Шаплыгиной (1944-2017), а также памяти его родственника выдающегося петербургского купца 2-ой гильдии, благотворителя и храмосозидателя Дмитрия Лаврентьевича Парфёнова (Брызгалова) (1852-1915), рассказывается о судьбе известной в Петербурге на рубеже XIX-XX веков большой купеческой семьи Парфеновых.  Сам автор книги, родившийся в 1931 году в Ленинграде, родители которого были из купеческого сословия, скрупулёзно собирая и анализируя документальные свидетельства о жизни и судьбе своего рода, позволяет читателю невольно как бы на себе ощутить трагизм положения людей, верящих в справедливость в обществе, столкнувшихся в первой половине XX века при переустройстве общественного порядка в нашей стране и во всем мире с обстоятельствами со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Автор книги также отмечает, что одна из целей его публикации – восстановить память о замечательных представителях купеческого сословия, создавших в столице Российской империи лучшее мясное производство.
Такая высокодоходная деятельность позволила двум братьям Дмитрию и Федору Лаврентьевичам, детям чухломского крестьянина Лаврентия Андреевича Брызгалова, стать известными петербургскими купцами и благотворителями.
Дмитрий Лаврентьевич был близким другом отца Иоанна Кронштадтского и с его благословения принимал активное участие в сооружении православных храмов и богаделен как в Петербурге, так и на своей родине – в Чухломе. 
Вот несколько из многочисленных примеров такой деятельности одного только Дмитрия Лаврентьевича, описанных в своей книге Николаем Павловичем Шаплыгиным.
 В 1891 году в день Святой Троицы состоялся крестный ход с чудотворной иконой Казанской Божией Матери из Казанского собора на место закладки на Николаевской улице каменного храма Святой Троицы для Общества распространения религиозно-нравственного просвещения (ныне на месте этого Троицкого храма, взорванного 15 ноября 1966 года, стоят «Невские бани»: ул. Марата, 5, угол Стремянной ул., д. 21), которое тогда возглавлял протоиерей Казанского собора Михаил Соколов (1845-1895).
 В 1892 году о. Михаил, имея обширные знакомства и умение привлекать прихожан вдохновенной проповедью, затруднялся в течение длительного времени найти старосту для этого храма Пресвятой Троицы, который бы смог привлечь необходимые средства на его строительство. Наконец, с благословения почетного члена Общества прот. Иоанна Кронштадтского духовный сын о. Михаила Соколова, глубоко верующий и благожелательный человек Дмитрий Лаврентьевич Парфёнов, был представлен Совету Общества в качестве достойного кандидата из торгового мира на должность старосты Троицкого храма, готового жертвовать в пользу храмов большие суммы. 
В это время, ввиду тяжелой болезни о. Михаила, совет Общества из священников стал с 1892 года возглавлять уже в качестве председателя прот. Философ Орнатский, член Общества с 1890 года, настоятель с авг. 1892г. до окт. 1913г. храма во имя прмч. Андрея Критского при Экспедиции заготовления Государственных бумаг, а затем настоятель Казанского собора до его ареста 19 июля/1 августа 1918 года. 
Через два года после закладки Троицкого храма митрополит Санкт-Петербургский Палладий освятил главный придел храма при участии отца Михаила Соколова, отца Философа Орнатского и отца Иоанна Кронштадтского. В течение следующих 23 лет Дмитрий Лаврентьевич Парфёнов оставался старостой Троицкого храма. В 1907 году он почти полностью оплатил расходы по созданию храмовых росписей. 
Глядя на великолепное убранство храма, Д. Л. Парфёнов говорил: «Когда даешь деньги, то кажется, слишком много даешь, а когда жертва родит хорошее дело, упрекаешь себя, что мало дал…».  Протоиерей Павел Лахотский, вспоминая о Дмитрии Лаврентьевиче, высказывался так: «Как староста он был таков, что если бы можно высечь из мрамора или отлить из бронзы его фигуру, то под ней следовало бы сделать надпись: вот настоящий, идеальный церковный староста».
Дмитрий Лаврентьевич, в 1901-1908 гг. вместе с о. Иоанном Кронштадтским и о. Философом Орнатским участвовал в строительстве многих других храмов и зданий для церковных нужд, например, 3-х величественных храмов: Воскресения Христова на Обводном канале, д.116; Сщмч. Исидора Юрьевского на Екатерингофском (Римского-Корсакова) пр., д.24; Иоанна Предтечи на Нюстадтской ул. (Лесной пр.), д.16. 
В декабре 1908 года староста Троицкой церкви на Стремянной улице, потомственный почетный гражданин, купец Дмитрий Лаврентьевич Парфёнов, за огромную работу в качестве Председателя строительной комиссии храма Воскресения Христова и основного жертвователя был Всемилостивейше пожалован чином статского советника. 
Д.Л. Парфенов жертвовал и на Казанский собор, помогал своим участием и средствами благотворительному Обществу вспоможения бедным при Казанском соборе, которое предоставляло нуждающимся бесплатные столовую и кров, медицинскую помощь, обучение трудовым профессиям и т.д.
В начале лета 1915 года Дмитрий Лаврентьевич вместе с протоиереем Философом Орнатским выезжал на передовые позиции в действующую армию, оказывая русским воинам материальную и духовную поддержку.  Д.Л.Парфенов был потрясен спокойным и мужественным поведением солдат, готовых идти на смерть ради Родины и сказал о.Философу: "... мы многим обязаны нашему великому народу, мы обязаны, не покладая рук и не жалея средств работать для него, для улучшения его быта, для поддержания и укрепления его веры, для просвещения и отрезвления его".

Осенью 1915 года Дмитрий Лаврентьевич уехал в Крым подлечиться и отдохнуть в Гурзуфе, где неожиданно заболел после принятия холодной ванны. Осознавая серьезность болезни, завещал, чтобы венков на его гроб не возлагать, а всё внимание уделить молитве. Перед кончиной он успел принять таинство соборования, причаститься Святых Христовых Таин. В Гурзуфе 3(16) октября он, в присутствии супруги Параскевы Ивановны и дочери Марии, тихо и мирно отошел ко Господу.  В те дни молились и служили панихиды во многих петроградских храмах. 10 октября в Петрограде гроб с телом Дмитрия Лаврентьевича, встреченный на Николаевском вокзале епископом Гдовским Вениамином (Казанским) с духовенством, был доставлен в Троицкую церковь на Стремянной улице. На следующий день, в воскресный день и 9-й день по кончине Дмитрия Лаврентьевича, панихиды перед гробом покойного совершили митрополит Петроградский и Ладожский Владимир (Богоявленский), епископ Вениамин в сослужении членов Совета, священников церквей Общества распространения религиозно-нравственного просвещения и многочисленного духовенства. В понедельник отпевание совершил епископ Ямбургский Анастасий, ректор Духовной академии в сослужении многочисленного духовенства. Похоронили Д.Л.Парфёнова в присутствии многочисленного народа в центральной части Никольского кладбища, рядом похоронен его любимый брат Федор.

Чтобы ознакомиться со всеми представленными в вышеупомянутой книге материалами благотворительной деятельности петербургских купцов из рода Парфёновых, надо прочитать эту поучительную книгу, автором которой является их потомок Николай Павлович Шаплыгин.
Прот. Николай Преображенский              
Главная | История собора | О Казанской иконе | Богослужения | Медиатека | Информация | Социальный центр | Газета

Санкт-Петербург, Казанская площадь, д. 2
Секретарь: (812) 314-46-63   sobor.go@mail.ru    Вахта: (812) 314-58-56 (с 8 до 21)