История "гатчинских" Реликвий (автор: Прот. Николай Преображенский)

07 мая 2014

В богослужебном календаре Русской православной церкви с 1800 года установлено празднование – ежегодно совершать 12 октября (25 окт. нового стиля) молитвенную память знаменательного события – перенесения в 1799 году из Мальты в Гатчину части древа Животворящего Креста Господня, Филермской иконы Божией Матери и десной руки святого Иоанна Крестителя.

    В 1951 году в Черногорский монастырь св. Василия Острожского как снег на голову нагрянули представители югославской спецслужбы "Удба". После недолгой ревизии было оформлено изъятие некоторых церковных "вещей" — так было записано в протоколе.

Эти таинственные "вещи" не менее таинственно вдруг исчезают в том же году, и только через полтора десятка лет обнаруживаются их следы. В 1968 году один из полицейских под большим секретом сообщает Цетинскому игумену Марку и епископу Даниилу, что "вещи" были переданы спецслужбой в Цетинский исторический музей, где они и находились все это время в государственном хранилище. Церковнослужителями было положено немало сил, чтобы вернуть две из них и положить в Цетинский монастырь. Но только 30 октября 1994 года на открытии Собора Сербской Православной Церкви митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий наконец объявил, что под скромным наименованием церковных "вещей", найденных в монастыре св. Василия Острожского, скрывались величайшие христианские святыни: Филермская икона Божьей Матери, написанная по преданию апостолом Лукой (кстати, икона так и осталась в Цетинском историческом музее), частица древа от Животворящего Креста Господня и десница святого Иоанна Крестителя.

Обширная история этих реликвий чрезвычайна увлекательна и таинственна. За неимением места — лишь отметим некоторые её моменты.

 

СВЯТОЙ ПРОРОК ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ – ПРОПОВЕДНИК ПОКАЯНИЯ И ПРЕДТЕЧА ГОСПОДЕНЬ

Об Иоанне Крестителе в Священном Писании сказано: «Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн. Он пришел для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали через него» (Ин. 1, 6-7). По словам Блаженного Августина, епископа Ипонийского, он «всех превосходит, пред всеми имеет преимущество; всяк, кто токмо рожден от жены, ниже Иоанна». Из Евангелия и жития великого Пророка известно, что он был сыном священника Захарии и праведной Елисаветы, родственницы Девы Марии. Родился святой Иоанн шестью месяцами ранее Иисуса Христа. С молодости исполненный благодати Святого Духа, он ушел в пустыню, дабы строгим постом, богомыслием и молитвой приготовить себя к пророческому служению. В возрасте около 30 лет он вышел на проповедь покаяния на берег реки Иордана, чтобы приготовить народ к принятию Спасителя мира. По словам церковных песнопений, святой Иоанн был «светлою утреннею звездою», которая предвозвещала пришествие в мир Солнца Правды — Христа, Спасителя мира. Посему Церковь именует его Предтечей, который пришел приготовить путь Господу. Именно он первым засвидетельствовал о пришествии на землю Единородного Сына Божия. Он сподобился крестить Иисуса Христа в водах Иордана и подтвердил таинственное явление Пресвятой Троицы в день Крещения. По словам Святителя Иоанна Златоуста, «Христос не нуждался в крещении, но крещение имело нужду в силе Христовой. Иисус, войдя в реку Иордан, был погружен в нее рукою Иоанна».

Исполнив всякую правду, Предтеча вскоре мученически окончил земную жизнь. По приказанию царя Ирода Антипы (тетрарха Галилеи и Переи с 4 г. до н .э. по 39 г. н. э.), обличенного пророком за нечестие, Иоанн был усечен мечем в крепости Махерон. В историю эта крепость с роскошным царским дворцом,  построенная к востоку от Мертвого моря, вошла не как неприступная цитадель, замечательная в военном отношении, а как тюрьма, в которой закончилась земная жизнь Иоанна Крестителя. Иоанн, до своего ареста трудившийся в южной Перее, был заключен в эту крепость Махерон за то, что осудил женитьбу правителя Галилеи Ирода Антипы на собственной невестке Иродиаде, что противоречило законам, содержащимся в Книге Левит. Иродиада — внучка Ирода Великого от его сына Аристовула.С ее именем связывается история смерти Иоанна Крестителя. Она была замужем за дядей своим Филиппом и имела уже от него взрослую дочь Саломию, но увлеклась преступной связью с братом его, Иродом Антипой. Эта преступная связь произвела на всех тяжелое впечатление; народ глухо роптал, но не смел высказать своих чувств. Тогда мстителем за поруганный нравственный закон выступил Иоанн Креститель, который, наподобие своего первообраза Илии, смело явился к тирану и высказал ему горький укор. Пророк Божий открыто обличал Ирода Антипу за то, что, оставив законную жену, дочь аравийского царя Арефы, он беззаконно сожительствовал с Иродиадой, женой своего брата Филиппа (Лк. 3, 19, 20).  Это разъярило Иродиаду, и она добилась того, что голова "величайшего из рожденных женами" пала под мечом палача. Однажды, в день своего рождения Ирод Антипа устроил пир вельможам, старейшинам и тысяченачальникам. Дочь Иродиады Саломея плясала перед гостями и угодила Ироду. И он поклялся исполнить любое ее желание. Танцовщица по наущению матери попросила тотчас же принести ей на блюде голову Иоанна Крестителя. Царь Ирод был смущен столь дерзкой просьбой, и все же приказал отрубить голову пророку, томившемуся в крепости (см. Ев. Матфея XIV, 1-12; Марка VI, 14-29; Луки IX, 7-9).  Жена царского домоправителя Хузы, благочестивая Иоанна, погребла голову Иоанна Крестителя в глиняном сосуде в Иерусалиме на горе Елеонской на том участке, на котором стояло одно из поместий Ирода Антипы,  находящееся в управлении её мужа [1].Обезглавленное тело Иоанна Предтечи взяли в ту же ночь его ученики и увезли в Самарию. Тело Предтечи было похоронено рядом с могилой пророка Елисея в древней Самарии — столице Израильского царства, которую  Ирод I переименовал в Себасту (известную нам как Севастия).

ИЗ СЕВАСТИИ В АНТИОХИЮ

А через некоторое время апостол и евангелист Лука, возвращаясь на свою родину в Антиохию, пожелал взять с собой нетленное тело, но севастийские христиане, несмотря на авторитет апостола,  воспротивились этому и разрешили взять только правую руку по плечо, ту руку, которой Иоанн крестил Спасителя в Иордане. Евангелист Лука принес ее в родной город Антиохию. Наступили времена Юлиана Отступника (361-363), когда христиане подверглись жесточайшему гонению. Христианские святыни безжалостно истреблялись: храмы рушись, мощи святых извлекались из могил и сжигались. Тело Иоанна Крестителя либо без следа было уничтожено, либо сокрыто в теперь неизвестном нам месте. Десница же пророка сохранилась — жители Антиохии спрятали ее в одной из городских башен, откуда она была извлечена только после смерти беззаконного императора. И наступило время славы десницы Предтечи, и творились ею различные чудеса. Всегда в крещенский сочельник архиерей поднимал над толпой святыню — и она когда сжималась, а когда распрямлялась, предсказывая то голод, то изобилие. Десница находилась в храме святого апостола Петра до агарянского нашествия.

ИЗ АНТИОХИИ — В КОНСТАНТИНОПОЛЬ

Когда же возникла опасность поругания святыни из-за захвата Антиохии магометанами арабами, десницу перевезли в Константинополь. Святая Церковь 7(20) января молитвенно воспоминает перенесение десной руки святого Иоанна Предтечи из Антиохии в Царьград (956) и чудо святого Иоанна Предтечи на агарян в Хиосе. В Х веке некий дьякон Иов из Антиохии унес ее в город Халкидон, откуда она по повелению византийского императора Константина Порфирородного (912-920, 945-959)  была доставлена в Константинополь. Сначала десница находилась в церкви Пресвятой Богородицы Фарской, потом ее передали в монастырь Памакаристос, и, наконец, в храме Святой Софии она обрела покой. Незадолго до завоевания в 1204 году крестоносцами Константинополя русский паломник Добрыня, будущий святой архиепископ Новгородский Антоний (память 10 февраля), в 1200 году видел десную руку Предтечи в царских палатах. При разграблении Константинополя крестоносцами часть святынь была увезена из пределов Византии: так император Латинской империи Болдуин передал одну плечевую кость святого Иоанна Крестителя Оттону де Цикону, который передал ее цистерионскому аббатству во Франции. Десная рука (кисть) продолжала храниться в Константинополе. В 1261 году греки вернули себе Константинополь.  В конце XIV – начале XV вв. эту святыню видели в Царьграде в монастыре Перивлепте русские паломники Стефан Новгородец, диакон Игнатий, дьяк Александр и диакон Зосима. В 1453 году, когда Византийская империя окончательно пала, Константинополь был захвачен османами, а его святыни по воле завоевателя МехметаIIэль-Фатиха были собраны и хранились в царской сокровищнице за печатью.

У ГОСПИТАЛЬЕРОВ

Турки, однако, к этой христианской святыне, связанной с именем величайшего пророка Иоанна Крестителя, выразили свое почтение. Примечательно, что и ныне в Стамбуле (прежние названия этого города – Византий, Константинополь), правда как музейная экспозиция, хранится палец руки Предтечи, а в Дамаске в небольшой часовне, расположенной внутри мечети, хранится часть главы Иоанна Крестителя (другая часть святой главы находится и на горе Афон).

Сын Мехмета II cултан Баязид II (1481-1512), царствование которого представляло сплошной ряд войн с Венгрией, Польшей, Венецией, Египтом и Персией,   для усиления своего могущества обнажает меч  и против родного брата Джема, оспаривавшего у него престол при поддержке Египта. Для того, чтобы нейтрализовать своего брата, как опасного соперника, находящегося в распоряжении госпитальеров — воинственных рыцарей ордена Святого Иоанна,  султан Баязид II в 1484 году посылает им руку Пророка на остров Родос, где была их резиденция. В Порте же остался отделенный от десницы палец (мизинец), хранящийся в храме св. пророка Иоанна Крестителя известного своим строгим благочинием Студийского монастыря, расположенного в Константинополе на берегу Мраморного моря. При завоевании Константинополя турками храм был превращен в мечеть, а мизинец десницы Предтечи попал в собрание святынь султана и поныне пребывает в музее Стамбула в ковчеге, имеющем форму руки. Кстати, на деснице Крестителя нет двух пальцев: мизинца (хранится в Стамбуле в Оттоманском музее) и безымянного ( хранится в итальянском городе Сиена). Безымянный палец, отсеченный от  Десницы, Никейский император Феодор I Ласкарис (1204- 1222)[2] подарил Сербской Церкви и ее первому архиепископу святому Савве I (1219-1233), который был рукоположен в Никее в 1219г. патриархом Константинопольским Мануилом I(1215-1222). В течение многих десятилетий эта святыня хранилась в Жичском монастыре в Сербии (древняя Печская епархия), резиденции патриархов, где происходило коронование царей Сербских, но вскоре, вслед за перемещением престола Сербского архиепископа, святыня была перенесена в Печ. В 1458 году, когда под ударами турок пало Сербское царство, Елена Бранкович, супруга сына деспота Лазаря Баранковича, перенесла ковчег сбезымянным перстом св. Иоанна Предтечи в Морею ( южный полуостров Греции) – к своему отцу Фоме Палеологу. Династия Палеологов была у власти с 1261г. до самого падения Византии в 1453г., а после падения Константинополя, семья Палеологов, состоящая из двух братьев последнего Византийского Императора Константина XI Драгаса — Дмитрия и Фомы, владела лишь небольшими уделами в Пелопоннесе. Когда же пали Константинополь и Морея, Фома Палеолог бежал в Италию и передал святыню папе Пию II (1458—64), главной мечтой которого был крестовый поход против турок для возвращения Византии. Папа Пий II, будучи родом из Сиены, даровал эту святыню местному кафедральному храму Святой Марии Сиенской, где она хранится и поныне в раке. Один раз в году этот святой перст Иоанна Крестителя выносится для поклонения верующим, которые приезжают в этот день в Италию со всего мира.

Вскоре, однако, в эпоху крестоносцев Десница Предтечи (уже без двух пальцев) оказалась на острове Мальта. Мир Порты с иоаннитами оказался коротким, и уже в 1522 году турки захватили остров Родос. Рыцари бежали на Мальту, увезя с собой, кроме руки Пророка, часть Животворящего Креста Господня и Филермскую икону Божией Матери. Через пятьдесят лет они воздвигли на Мальте храм Святого Иоанна специально для хранения святынь. Там они и находились более двухсот лет.

Филермская икона Божией Матери

По преданию, икона написана св. евангелистом Лукой и является последним образом Богородицы в Ее земной жизни. Около 46 года эта икона была принесена на родину св. Луки в Антиохию. В 4 веке попала в Иерусалим, затем около 430 года образ перевезли в Константинополь и поместили во Влахернском храме. В результате захвата Константинополя крестоносцами в начале XIII века святыня оказалась в Палестине и вскоре досталась Ордену св. Иоанна Иерусалимского, рыцари которого принесли образ на остров Родос, где для драгоценной реликвии в селении Филеримос была построена церковь. В 1530 году остров захватили турки, и Орден избрал своей резиденцией о. Мальту. Летом 1798 года французская эскадра под командованием генерала Бонапарта захватила средиземноморский оплот рыцарей-иоаннитов. Мальтийцы обратились за покровительством к русскому императору с просьбой принять титул Великого Магистра и в качестве дара поднесли чтимую икону Павлу I.  Сейчас находится в Народном музее города Цетинье, Черногория.

Часть древа Креста Господня

Церковное предание сообщает о многих частях Святого Креста, издревле отделенных от него. Подобные святыни являлись желанной наградой каждого рыцаря крестовых походов. Находясь в Иерусалиме, с 1118 по 1187 год иоанниты вместе с храмовниками были хранителями Креста. С благословения Ордена святого Иоанна Иерусалимского будущие рыцари — мальтийцы получили драгоценную часть древа и сберегали ее в течение 600 лет. В 1799 году подарена русскому императору. В настоящее время выставлена для поклонения в Цетинском монастыре.

Из Мальты — в Россию

Когда турки в 1522г. изгнали рыцарей крестоносцев[3] ордена св. Иоанна с острова Родос, начались долгие скитания святыни. Семь лет рыцари тайно возили ее по Италии и только в 1530 году высадились на Мальту. Этот остров им подарил император «Священной Римской империи» Карл V и он же король Испании Карл I (1519-1556). Так рука Иоанна Предтечи оказалась на Мальте. К 1797 году сложилась благоприятная ситуация для сближения России с Мальтийским Орденом. Под ударом французской революции это рыцарское объединение, возникшее еще в XII веке[4], потеряло большую часть своих европейских землевладений.   За помощью Орден обратился к российскому императору Павлу I (1796-1801), только что вступившему на престол. Это была удачная возможность для распространения влияния России на Востоке, так как в Средиземном море появлялся выгодный союзник, а сам остров Мальта мог служить военно-морской базой. Орден также мог стать оплотом для борьбы с революционными идеями, распространявшимися в Европе. В январе 1797 года Павел подписал Конвенцию, согласно которой на польских землях, незадолго до этого присоединенных к России, создавалось католическое Великое Приорство Российское Мальтийского Ордена, то есть землевладение, доход от которого шел в орденскую казну. Для размещения администрации приорства в собственность Ордену передали бывший Воронцовский дворец в Петербурге[5].

Тогда же было решено построить в Гатчине загородный дворец для мальтийцев – Приорат[6], который намечалось сделать летней резиденцией Великого приора Мальтийского ордена принца Кондэ, эмигрировавшего сначала с о. Мальта во Францию, а затем сбежавшего из революционной Франции в Россию. Исходя из задания, архитектор Н. А. Львов возвел вблизи Павловского дворца в Гатчине целый архитектурный комплекс, расположенный на берегу небольшого озера на насыпной террасе и напоминающий монастырь, чьи высокие вальмовые (четырехскатные) крыши, башня со шпилем и одноэтажная пристройка с готическими окнами (Капелла) создают впечатление католической старины. После занятия острова Мальты войсками революционной Франции резиденция ордена была перенесена в Петербург.

В 1798 году Павел I принимает титул гроссмейстера, или Великого Магистра Державного ордена Ордена св. Иоанна Иерусалимского, т.е. главы  духовного рыцарского ордена Иоанна Иерусалимского. «Движимые чувством благодарности за оказанные Ордену благодеяния и в знак покорности ... новому магистру» рыцари поднесли Павлу I хранящиеся у них величайшие христианские реликвии — десную руку Иоанна Предтечи, чудотворную икону Божией Матери Филермо и часть Древа Животворящего Креста Господня.  По желанию государя торжественная передача бесценных христианских сокровищ состоялась в его любимой гатчинской резиденции. Вот как описывается это событие, происходящее в Гатчине осенью 1799 года.  

«К тому времени дочь Павла Петровича Елена обручилась с наследным принцем Мекленбург-Шверинским. Бракосочетание было назначено на 12 октября (среда) 1799 года. За три дня до этого в церкви (дворцовая Троицкая церковь в Гатчине-прим.) прошла репетиция «порядков надлежащих при венчании». К свадьбе решили приурочить и праздник Перенесения привезенных с Мальты священных реликвий.

С раннего утра в Гатчину стали съезжаться знатные особы. Из дворца в сторону Спасских ворот (въезд в город из Петербурга) во главе с императором двинулась целая кавалькада. Ей навстречу шествовали представители Ордена. Соединившись у ворот, процессия, сопровождаемая горожанами, крестным ходом направилась к дворцу.

Во главе крестного хода шествовал митрополит Гавриил (Петров) с духовенством, за которыми в золотой карете ехал будущий кавалер императорского ордена святого апостола Андрея Первозванного граф Джулио Ренато Лита Висконти Арезе (1765-1839), принявший впоследствии православие и имя Юлия Помпеевича. Он вез на красной бархатной подушке золотой ковчег с десницей святого Иоанна Крестителя. За графом следовали мальтийские рыцари, везшие небольшую чудотворную икону Божией Матери Филермо и крест из части древа Животворящего Креста Господня. Рядом с каретой в сопровождении свиты из числа рыцарей шел император Павел I в полном облачении Великого Магистра: на нем был красный супервест и сверху черная мантия, на груди отливал старинным серебром древний мальтийский крест; голову императора венчала золотая магистерская корона. Когда крестный ход подошел к дворцу, государь взял Десницу и с пением тропаря внес ее в храм. Святыни положили на заранее приготовленное место. Затем было совершено таинство брака великой княжны Елены Павловны и принца Мекленбург-Шверинского Фридриха-Людовика. Через неделю, 19 октября, венчалась еще одна, старшая, дочь царской четы, шестнадцатилетняя Александра. Ее жених, австрийский эрцгерцог Иосиф, был католиком, поэтому в Белом зале дворца состоялось бракосочетание и по католическому обряду. Павел I благословлял обеих дочерей-принцесс мальтийскими святынями.

По высочайшему повелению был учрежден ежегодный праздник Перенесения христианских реликвий из Мальты в Гатчину, а по поручению Святейшего Синода составлена «на перенесение честныя руки Предтечевы» особая служба, в которой и «...сокрушенная теплая молитва к виновнику торжества, Иоанну Крестителю, ...благодарение Богу», и исчисление новых благ промысла Божия, «когда ...рука Предтечи возсияла в концах северных, на благословение Дому Цареву и всем людям державы Его». Праздник был включен в месяцеслов и поныне торжественно отмечается православной церковью 12/25 октября.

В обретении христианских святынь Павел I усматривал особую Божью милость к России. Император заказал богатые золотые, украшенные бриллиантами и драгоценными камнями ковчеги для десницы и для Креста Господня, который состоял из трех частиц: одной продольной и двух малых квадратов — поперечин. На новой ризе иконы Божией Матери[7], сияние вокруг лика было исполнено на фоне мальтийского креста — в память того, что образ получен от рыцарей-мальтийцев. Работы выполнил ювелир Ф.К. Теремен.

Все дни осенних торжеств 1799 года были отмечены большим количеством церковных церемоний, ведь в Гатчину съехался весь Святейший Синод. 14 октября провозглашали «многая лета» императрице Марии Федоровне — ей исполнилось сорок лет. 21 и 28 октября прошли благодарственные молебны по случаю побед русских войск над французскими и голландскими армиями. 22 октября отмечали празднование в честь иконы Казанской Божией Матери. В конце октября и начале ноября совершили «наречение» архимандритов Феофилакта и Амвросия в епископы. 4 ноября перед войсками состоялась панихида по убиенным на войне, которую отслужили члены Святейшего Синода «на покрытом черным сукном помосте по средине плаца». Царская фамилия и двор присутствовали в траурных одеждах. 14 ноября «учинено было Общее собрание Правительствующего Сената». Последней церемонией стал пышный прием, оказанный Павлом I депутатам Ордена св. Иоанна Иерусалимского Англо-Баваро-Российским…

1 ноября 1799 г. двор отправился в Петербург. Император спешил на освящение Михайловского замка. Несчастный государь не знал, что ему уже никогда не придется вернуться в любимую Гатчину»[8].

 Праздник Перенесения священных реликвий из Мальты в Гатчину торжественно отметили еще лишь раз в 1800 г., но после насильственной смерти Павла I этот праздник только значился в месяцеслове. Пятьдесят лет реликвии хранились в Зимнем дворце.

В 1852 г. в Гатчине закончилось шестилетнее строительство великолепного собора во имя святого апостола Павла. Его освящение проходило в присутствии Императора Николая I, тогда-то прихожане и обратились с просьбой к Императору передать мальтийские святыни в храм. Однако Николай I согласился лишь на ежегодное перенесение реликвий. И с 1852 г. вплоть до 1919 г. все три святыни перевозились из Зимнего дворца в Гатчину в дворцовую церковь накануне праздника. Оттуда 12(25) октября совершался крестный ход в Павловский собор, где святыни выставлялись на поклонение на десять дней, а 22(4 ноября) октября они вновь возвращались в Петербург.

После октябрьского переворота святыни, являвшиеся собственностью Императорского Дома Романовых, оказались в ризнице Архангельского собора Московского Кремля. 6 января 1919 года по благословению святейшего Патриарха Тихона (Белавина) протопресвитер бывшего придворного духовенства Александр Дернов перевез из Москвы в Гатчину на хранение в Павловский собор икону Божией Матери Филермской, десную руку Иоанна Предтечи и Частицу голгофского Креста. Они были, «по обыкновению в старинном драгоценном уборе» и упакованы в двух футлярах. На некоторое время реликвии выставили для поклонения. В том же девятнадцатом году, в октябре месяце в город пришла Белая армия. Что произошло дальше объясняет письмо гатчинского протоиерея Алексия Благовещенского Патриарху Тихону и протопресвитеру Александру Дернову от 6/19 октября 1920 года. «... 13 октября 1919 года настоятелем собора был устроен в сопровождении этих святынь крестный ход кругом города. Когда народ разошелся по домам, явился в собор настоятель, протоиерей Иоанн Богоявленский в сопровождении графа Игнатьева и еще какого-то военного человека и, уложив святыни в футляры, в которых они были привезены в собор, взял их с собою и увез в Эстонию, не спросив на это разрешения ни у причта, ни у прихожан...».

Когда в 1923 году итальянское правительство обратилось в Москву с просьбой вернуть реликвии Мальтийского ордена, оказалось, что это сделать невозможно — они бесследно исчезли.

По запросу Наркомата просвещения тогдашний настоятель Павловского собора в Гатчине протоиерей Андрей Шотовский писал: "Протопресвитером Зимнего дворца отцом А. Дерновым были привезены святыни: часть древа Животворящего Креста Господня, десная рука Святого Иоанна Предтечи и икона Филермской Божией Матери. Все эти святыни были привезены в том виде, в каком они и всегда были привозимы 12 октября в собор, то есть на иконе Божьей Матери – (золотая–прим. ред.) риза и ларцы для мощей и креста. После богослужения, совершенного Петроградским митрополитом, эти святыни были выставлены на некоторое время в соборе для поклонения верующих жителей города Гатчины". Далее отец Андрей сообщал, что на следующий день в собор прибыл граф Игнатьев в сопровождении офицера. Настоятель  же собора протоиерей Иоанн Богоявленский упаковал святыни в футляр и передал их графу, который и увез их в неизвестном направлении.

Наркомат иностранных дел в 1923 году запросил сведения о местонахождении Филермской иконы, которая «якобы передана в Гатчинский дворец». В свою очередь, отдел по делам музеев «просил предоставить заключение, настолько ли велика ее ценность, чтобы отстаивать перед Наркоминделом оставление ее в России». Выяснял судьбу реликвий хранитель Гатчинского дворца В. К. Макаров. Он обратился к настоятелю Павловского собора протоиерею Андрею Шотовскому, который в ответе на запрос от 14 января 1924 года сообщил, что 13 октября 1919 года был устроен «кругом города» крестный ход со святынями, в тот же день вечером реликвии были упакованы при протоиерее Иоанне Богоявленском, графе Игнатьеве и «еще каком-то военном человеке» и увезены, а в Павловском соборе осталась лишь копия Филермской Божией Матери, заказанная еще при Николае I, хотя «серебряная риза с нее снята и сдана по требованию местного исполкома в Троцкий (Троцк-название Гатчины в то время-прим. ред.) финотдел»[9].

ЧЕРЕЗ ВСЮ ЕВРОПУ — В СЕРБИЮ

Обнаружились «гатчинские» реликвии в Эстонии, где какое-то время они находились в православном соборе в Ревеле. По воспоминаниям Наталии Карачаровой, переводчицы мемуаров Павла Граббе[10],  в 1921 году Павел был послан отцом в Таллинн со специальным заданием- тайно привезти  в Данию некую посылку. В Таллинне, к Павлу подходит некто с предложением... перевезти в Данию реликвии, принадлежащие царской семье. Инкогнито, которого Павел Граббе позже идентифицировал как князя Алексея Игнатьева (по словам Н. Карачаровой, возможно, это был тот самый Игнатьев, который представлял русскую эмиграцию во Франции), рассказывает Павлу историю «гатчинских» реликвий.  «Когда в 1919-м году генерал Юденич вытеснил из Гатчины большевиков, эти святыни были там. Потом белую армию вынудили отступить, и один патриот спас эти реликвии. Он завернул их в кусок парусины и пешком вынес из страны. Они были скрыты в православном женском монастыре, неподалеку отсюда, где сейчас и находятся. В Эстонии сокровища не в безопасности. Большевики, эстонское правительство, Ватикан, даже сами мальтийские рыцари, и Бог знает, кто еще, ищут их для своих целей. Одни только драгоценные камни поистине сказочны и стоят целого состояния. Рано или поздно кто-нибудь обнаружит, где они спрятаны. Вот почему мы должны доставить их в надежное место. Вы обладаете возможностью вывезти эти сокровища, чтобы они были в сохранности до тех пор, пока государь снова не встанет во главе страны. Особая значимость этих реликвий состоит в том, что они подтверждают легитимность монаршей власти в глазах подданных», — сказал Павлу князь. Затем с завязанными глазами Павла привезли на место хранения святынь и показали их ему. «Одним из увиденных предметов была довольно большая икона Богоматери, украшенная драгоценными камнями, которые сверкали в свете свечей. Когда Павел взглянул внимательнее, то увидел, что лик Девы потемнел от времени, но выражение её, серьезное и таинственное, было ясно различимо. Облачение её было из золота, украшенное жемчугом, изумрудами и рубинами. С золотого ворота свисало ожерелье из цейлонских сапфиров нежно-голубого оттенка. Князь перекрестился. Момент был торжественный.

Второй предмет на столе оказался еще более замечательным, чем первый. Ящичек из золота со стеклянной крышкой, рака, реликварий. Золотой ободок, в который было вставлено стекло, инкрустирован несколькими ярко-голубыми сапфирами. Крупными, как детские шарики для игры. Склонившись над ним, Павел увидел иссохшую руку, плотно прикрепленную к потертому куску бархата. Это была правая рука, на которой не хватало нескольких пальцев. Это было просто невероятно…» Павлу Граббе удалось с дипломатической почтой пересечь все границы и доставить все «гатчинские» реликвии в Копенгаген, где  они сразу же были переданы фрейлине Его Императорского Величества вдовствующей Императрицы Марии Федоровны (датчанке по происхождению), матери св. императора Николая II Романова. После ее смерти (30 сентября/13 октября 1928 года) дочери, великие княгини Ксения и Ольга, решили, что святыни должны находится у главы Зарубежной Русской Церкви митрополита Антония (Храповицкого). Чтимый Образ Пресвятой Богородицы Филермской доставили в Германию в православный кафедральный собор Берлина. В 1932 году епископ Тихон, окормлявший берлинскую паству, передал все «гатчинские» святыни югославскому королю Александру (убит в 1934 году), и они хранились в специальной часовне в королевском дворце, а затем в церкви загородного дворца на острове Дединьи.

В период гитлеровской оккупации, в апреле 1941 года 18-летний король Югославии Петр II (1934-1945), уезжая в изгнание в Великобританию, встретился в монастыре Горный Острог с главой Сербской Православной Церкви Патриархом Гавриилом (Дожичем) (1938-1950). Ему он и передал святыни на сохранение. Перед арестом и отправкой в концлагерь патриарх успел сокрыть их у архимандрита Леонтия Митровича, в отдаленном Черногорском монастыре Святого Василия Острожского. Там они тайно сохранялись всю войну. До недавнего времени следы реликвий считались навсегда потерянными. Однако, это оказалось не совсем так. Как уже было сказано, в 1951 году в монастырь прибыли местные чекисты – специальная служба "Удба". Они взяли святыни и отвезли их в Титоград (ныне город Подгорица). Через какое-то время богоборцы передали Филермскую икону Божией Матери и другие святыни в Государственное хранилище исторического музея города Цетинье. В 1968 году один из полицейских тайно сообщил о святынях Цетинскому игумену Марку (Каланья) и епископу Даниилу. Им и удалось в 1978 году добиться передачи Десницы и части Честного Креста Господня монастырю Рождества Богородицы в Цетинье. Но все это делалось в большой тайне, в которую было посвящено лишь несколько человек. С этого времени и до сего дня эти две святыни пребывают в Цетинском мужском монастыре.

   В 1993 году, во время визита в Югославию Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II уже всем стало известно, что две реликвии из трёх, которые удалось вызволить из музейного плена, находятся в Черногории в Цетинском монастыре, а чудотворная Филермская икона Божией Матери – в историческом музее города Цетинье [11]. В присутствии двух Патриархов, сербского и российского, митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий сообщает прихожанам и паломникам радостную весть о том, что Десница Иоанна Предтечи вновь явлена миру.

Святейший Патриарх Алексий за богослужением благословил Десницей Предтечи народ Божий, призывая всех, в особенности страждущие народы Югославии, а также и всех их врагов, к покаянию и примирению с Богом и друг с другом. Это был самый канун войны, расколовшей на части Югославию. Призыв быть достойными всенародному явлению этой церковной святыни не всеми был услышан…

 В молитве Предтече и Крестителю Господню Иоанну мы взываем: «Крестителю Христов, обнови души наши покаянием, яко вторым Крещением, очисти нас, грехами оскверненных, и понуди внити в Царствие Небесное». Можно верою усмотреть промысел Божий в том, что Десница Иоанна Крестителя не просто оберегает от потрясений то место, где находится [12], но таинственно являет вразумляющую и благодатную силу Божию для осознания наших грехов, для спасительного обращения через  покаяние к Богу и  обретения радости Царствия Небесного.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, встречая 7 июня 2006 года в московском храме Христа Спасителя доставленную из аэропорта Десницу Предтечи [13], сказал:«Это милость Божия, что к нам прибыла святыня, от которой мы черпаем благодать, дающую нам силу и мужество быть верными Христу ". Он первым приложился к ней. 

 

                                                                                          Протоиерей Николай Преображенский.

Составлено по материалам: Императорская церковь Гатчинского дворца. Составители Т.А. Кустова, И.Э. Рыженко. Изд. прихода Троицкой церкви. Гатчина. 64 стр. 2006;  http://www.patriarchia.ru/ ;  http://www.mitropolia-spb.ru/http://www.maltavista.ru/library ;   http://www.47news.ru/1/3135/;   http://www.interfax.ru/;   http://www.tserkov.info/numbers/shrines/?ID=1818.

 

Примечания.

[1] Первое (IVв.) и второе (452г.) обретение честной главы празднуется 24 февраля(9 марта), а 25 мая (7 июня) — третье обретение главы (ок. 850г.).

[2] После захвата Константинополя крестоносцами начался распад Византии: образовались Латинская (1204-1261), Никейская (1204-1261) и Трапезундская империи (1204-1461).

[3] Слово "крестоносец" происходит от креста, который солдаты несли на своих знаменах, щитах и одеждах, поначалу как символ христианской веры и их миссии. Во время восьмого крестового похода, или "Войны крестов", который продолжался до 1272 года, крестоносцы несли уже кресты самой разной формы, они служили им отличительными признаками, когда требовалось выяснить отношения силой оружия. В добавление к этому, как только появилось цветовое обозначение, каждое государство стало изображать свой крест своим цветом. Согласно английскому летописцу Мэтью Пари, у Англии был белый крест, у Франции красный, у Фландрии зеленый, синий или голубой у Италии, и "джульс" (геральдический красный) у Испании; крестоносцы из Шотландии несли крест святого Андрея; тамплиеры взяли красный восьмиконечный крест на белом фоне, а рыцари ордена святого Иоанна изображали на своих знаменах восьмиконечный белый крест на черном фоне (теперь известный как "мальтийский крест").

[4] Иоанниты, госпитальеры, члены духовно-рыцарского ордена, основанного в Палестине крестоносцами ок. 1050 г. Названы по иерусалимскому госпиталю св. Иоанна (дому для паломников, от лат. hospitalis– странноприимный), в котором после 1-го крестового похода находилась первоначальная резиденция рыцарей – основателей ордена. В 1113 папой был утвержден устав И. Помимо обслуживания крестоносцев и паломников, И. обязаны были исполнять военную службу (которая приобрела особенно большое значение в 13 в.). Они активно участвовали в крестовых походах против мусульманских государств. В 12-13 вв. орден стал крупной военно-политической силой, имел свои подразделения во многих странах Западной Европы, приобрёл обширные земельные владения на Ближнем Востоке и в Западной Европе. После вытеснения крестоносцев с Востока И. в 1291 переселились на Кипр, в начале 14 в. обосновались на о. Родос (отсюда их другое название – родосские рыцари), в 1530 – на о. Мальта (стали называться также Мальтийским орденом). Французская революция 1789—99 гг. нанесла удар ордену. В 1798 И. лишились Мальты, а затем и других владений, утратив прежнее значение. Когда. 12 июня 1798 г., после непродолжительного сопротивления, Мальта была сдана Наполеону Великим Магистром Фердинандом фон Гомпешем, никто из католических правителей Западной Европы не протянул католическому Ордену руку помощи, но это сделал православный русский император. Священная Римская империя воевала с революционной Францией, войска французов вошли в Рим и объявили Италию, тогда часть империи, республикой. Папа Римский был захвачен, арестован и вывезен во Флоренцию. Император «Священной Римской империи» Франц II(1792-1804) (он же под именем Франц IАвстрийский император в 1804-1835), понимая угрожающую ситуацию с Папой и с орденом, искал поддержки у Павла I. Буквально силой отобрав у бывшего гроссмейстера ордена вывезенные со Средиземноморья святыни, он со специальным посольством отправил их в Россию. Вослед потянулись тысячи рыцарей разгромленного французами Мальтийского ордена – самого аристократического в Европе. С ответом Павел Iне заставил ждать: моментально направил Суворова с войском в Северную Италию, где фельдмаршал после знаменитого перехода через Альпы серьезно потеснил французов и намеревался, вероятно, освободить и понтифика из плена, хотя тот, пленённый, видимо под нажимом французского военного министра генерала Бертье, отказался признать русского императора главой Мальтийского ордена. Именно из желания взять под опеку древнее христианское рыцарство, а вовсе не из каких-то западнических стремлений Павел Iпринял титул Великого гроссмейстера.  В ноябре 1797 Павел I по просьбе Священного совета ордена принял звание “протектора” (покровителя) Мальтийского ордена, а после захвата Мальты французскими войсками был избран в октябре 1798 великим магистром. В 1798 году Павлом I был утвержден герб Одессы, в 1800 и в 1801 годах — соответственно гербовые эмблемы Гатчины и Павловска. На государственном орле всех трех гербов помещен крест «Св. Иоанна Иерусалимского с орденской короной»... С 1798 же года орденом св. Иоанна Иерусалимского стали награждать и русских подданных. Мальтийский крест носили Суворов, Ушаков, Кутузов, де Рибас... С восшествием на престол Александра I в апреле 1801, который не был почитателем мальтийских рыцарей, символика Мальтийского ордена исключена из государственного герба России, а звание великого магистра Мальтийского ордена — из императорского титула. В 1817 году Мальтийский орден прекратил свою деятельность в России. В 1834 резиденция И. была перенесена в Рим. В последующей 200-летней истории Ордена были периоды приостановления его деятельности, сотрудничество с фашистскими правительствами Италии и Германии, вмешательство его влиятельного покровителя Ватикана, не раз остро стояла проблема суверенитета (наряду с Суверенным Мальтийским Орденом существует множество общественных организаций, назвавшие себя Орденами святого Иоанна Иерусалимского, или Мальтийскими орденами, однако ничего общего с ним не имеющие). В течение последних 100 лет Орден занимается проблемами благотворительности и милосердия и всеми силами пытается вернуться на Мальту.

[5] В бывшем Воронцовском дворце, построенном Ф. Б. Растрелли в 1749–1757 годах для вице-канцлера, а позднее канцлера Российской империи М. И. Воронцова,  на Садовой улице располагались два российских приорства: католическое (учреждено 1 янв. 1797) и православное (учреждено29 нояб. 1798): с 1810г. там размещался Пажеский корпус, а с середины 1950-х гг. — Суворовскоеучилище. Поэтому итальянский архитектор Дж. Кваренги, принявший пост архитектора Мальтийского ордена, в 1798–1800 годах возвел там два храма: православную церковь Рождества Иоанна Предтечи и католическую церковь во имя святого Иоанна Крестителя, так называемую Мальтийскую капеллу. Еще до завершения постройки церкви резиденция ордена святого Иоанна (конвент) была перенесена в Санкт-Петербург в Воронцовский дворец. Здесь проходили заседания Священного совета, органа, посредством которого Павел как великий магистр управлял орденом. Русское влияние в Священном совете было неоспоримо, потому что все ключевые посты в нем занимали подданные императора. Так, например, из 25 человек, включенных в состав Священного совета в период с 20 ноября 1798 года по 16 февраля 1802 года, 16 были русскими подданными. На январь 1801 года в русском главном приорстве состояло 830 кавалеров и командоров, а в русском католическом приорстве — всего 175. См. Архим. Августин (Никитин).Мальтийская церковь святого Иоанна Иерусалимского.«Нева» 2004, №3).

[6] Само наименование Приорат – это трансформировавшееся в русском языке слово «приорство» (фр. prieure): так в Западной Европе издавна называли небольшие монастыри и монастырские землевладения; Приор – глава приорства, отделения ордена; Приоратский дворец – его резиденция.

[7] Государь незамедлительно распорядился выделить свыше семи фунтов (2,8665 кг) золота ювелиру Ф.К.Теремену на изготовление драгоценной ризы для чудотворной Филермской иконы Божией Матери. Риза была также усыпана драгоценными камнями. В настоящее время на ризе не хватает одного самого крупного драгоценного камня.

[8] Императорская церковь Гатчинского дворца. Составители Т.А. Кустова, И.Э. Рыженко. Изд. прихода Троицкой церкви. Гатчина. 2006, стр. 10-13.

[9] В апреле 1925 года нарком просвещения А. В. Луначарский «категорически» потребовал препроводить икону из Павловского собора в Москву для передачи итальянцам. Отправкой образа занимался Макаров. Он же составил следующее описание: «Богоматерь изображена по грудь, три четверти вправо, с чуть вправо наклоненной головой. В красном мафории, хитон голубой. Во многих местах царапины в краске и пятна. Писана на тонкой липовой доске (с продольной трещиной), наклеенной на кипарисовую доску, на которую нанесен кипарисовый паркет. Размер 50 на 29,5. Копия середины XIX века с иконы, по церковному преданию писаной евангелистом Лукою и бывшей одной из мальтийских святынь». Полученный в 1925 году из России образ итальянцы поместили в резиденции Мальтийского Ордена в Риме, на виа Кондотти, позднее — перевезли в Ассизи в храм Сайта Мария дельи Анжели. Так еще одна русская икона (копия Филермской), связанная с древними реликвиями, оказалась за границей.

[10] Павел Граббе (1902-1999), сын главы конвоя Николая II генерала Граббе – довольно известной личности в истории. Генерал Александр Николаевич Граббе (1864-1947, с 1901г. ему было дозволено именоваться и графом Граббе-Никитиным) присутствовал при отречении Николая и вообще был довольно близким ему человеком. В 1918-м году семья Граббе успела эмигрировать в Данию. Павел Грабе написал мемуары на английском, так как жил на Западе. Первая часть его мемуаров была издана, а вторая застряла на стадии редактуры, т.к. переводчице Н. Карачаровой не показалась очень интересной. Однако, одна глава из этой 2-ой части привлекла её внимание. Она называется «Рука Иоанна Крестителя». http://www.47news.ru/1/3135/

[11] В столице Мальты Валетте в январе 2001 года состоялся международный симпозиум на тему: "Чтимая Филермская икона Божией Матери и ее место в искусстве, истории и религии".

Симпозиум был созван по инициативе Посольства России на Мальте и собрал значительное число ученых, политиков, дипломатов, представителей духовенства из России, Италии, Югославии, Мальты и других стран мира. Председатель ОВЦС Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев), в период с 23 по 27 января 2001 года  находящийся с визитом в Республике Мальта, 24 января при большом стечении молящихся отслужил первую в истории Мальты православную Божественную Литургию на церковно-славянском языке. 

Перед открытием симпозиума состоялась  торжественная церемония передачи в дар Мальтийскому государству точной копии Филермской иконы Божией Матери, выполненной сербским иконописцем диаконом Предрагом Милосавичем и привезенной на Мальту представителем Сербской Православной Церкви митрополитом Черногорским и Приморским Амфилохием. Участие двух видных иерархов Русской и Сербской Православных Церквей в мероприятии, проводимом на Мальте, не случайно, поскольку история Филермской иконы Божией Матери тесно связана и с Мальтой, и с Россией, и с Югославией.

В своем выступлении на симпозиуме митрополит Кирилл обратил внимание на то, что путь Филермской иконы Божией Матери являет собой символ истории европейской цивилизации, истории отношений Востока и Запада, в которых на протяжении минувшего тысячелетия были и темные, и светлые страницы, периоды войны и мира, конфронтации и взаимной поддержки. В центре всех этих процессов всегда стояли Православная и Католическая Церкви, которым принадлежала главная роль в формировании миросозерцания народов Европы. Что означает нынешнее явление Филермского образа Божией Матери на Мальте для христиан Востока и Запада в эпоху, когда в условиях секулярного мира тотальный натиск либеральной идеологии грозит окончательно вытеснить религию за рамки общественной жизни? Отвечая на этот вопрос, митрополит Кирилл сказал, что он видит в этом событии знамение времени: для христиан настала пора объединить свои усилия в борьбе за сохранение духовных и нравственных основ европейской цивилизации. Сейчас, когда отношения Римско-Католической и Русской Православной Церквей переживают наиболее тяжелый период со времен Второго Ватиканского Собора, совместное отстаивание ими христианских ценностей является той сферой, в которой две Церкви могут и должны стать естественными союзниками и партнерами.     strana.ru  

[12] Удивительно, Черногорию обошел кровавый распад Югославии 1990-х… В конце мая, начале июня этого 2006 года Черногория стала самостоятельным государством. Черногория показала хороший пример решения вопроса самостоятельности мирным путем. Такого на Балканах никогда не было!

[13]Примечательно то, что Десницу Иоанна Крестителя в 1919 году спас от поругания будущий духовный отец Патриарха Алексия II– прот. Иоанн Богоявленский ( в монашестве епископ Таллиннский Исидор), ректор Ленинградских академии и семинарии в 1946 году, настоятель Павловского собора в Гатчине в 1912-1919 гг.

Эта статья опубликована в газете: "КАЗАНСКИЙ СОБОР", 2006, №6 (6).

Главная | История собора | О Казанской иконе | Богослужения | Медиатека | Паломничества | Социальный центр | Газета

Санкт-Петербург, Казанская площадь, д. 2
Секретарь: (812) 314-46-63   sobor.go@mail.ru    Вахта: (812) 314-58-56 (с 8 до 21)

Создание сайта - iFrog