Протоиерей Михаил Ильич Соколов (1845 – 1895) (автор: Татьяна Котул)

23 декабря 2014

Блажени милостивии: яко тии помиловани будут (Мф. 5. 7)

   Михаил Ильич Соколов, один из выдающихся представителей петербургского духовенства, протоиерей Казанского собора, родился 30.09.1845 г. в семье священника Смоленской епархии. В 1861 г., окончив Архангельское Духовное Училище, будущий пастырь поступил в Архангельскую Духовную Семинарию, где инспектором, а позже и ректором, был его родной брат, архимандрит Донат. В продолжение всего семинарского курса М.И. Соколов жил в его квартире, пользуясь обширной научной библиотекой брата. По инициативе архимандрита Доната, в Семинарии часто устраивались студенческие богословские диспуты, на которых М.И. Соколов блистал начитанностью и даром слова. Будучи студентом, М.И.Соколов вместе с товарищами 4 года трудился в детском сиротском приюте Св. Петра.  В этот период была заложена основа его будущей педагогической деятельности, в нём развились учительский такт и навыки работы с детьми. Помимо этого, М.И. Соколов, преподавал в Воскресной школе при Семинарии. Педагогическая деятельность увлекла будущего пастыря, он знакомился с лучшими статьями и книгами по педагогике, по методике первоначального обучения детей и по преподаванию Закона Божия, читал журнал «Учитель», изучал «Родное Слово» Ушинского и пр. 

   Для получения высшего богословского образования три лучших студента Архангельской Семинарии были направлены в столицу. В 1867 г. М.И. Соколов поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. Там он обучался на церковно-практическом отделении. Курс научной педагогики студентам читал тогда протоиерей И.Л. Янышев. То, что М.И. Соколов узнал о педагогике в Семинарии, здесь было раскрыто шире, научно, с глубоким убеждением в важности дела воспитания и обучения детей. В 1871 г. он окончил курс Академии со степенью кандидата богословия. 

   Ещё, будучи на последнем, 4-м курсе Академии, он участвовал в конкурсе и давал пробные уроки при Комиссии на должность преподавателя греческого языка при Александро-Невском духовном училище, что ему вполне и удалось, благодаря научным знаниям и основательной педагогической практике. Училище было первой ступенью духовного образования. Оно располагалось тогда на наб. Обводного кан., 17 б. Здесь обучались от 300 до 470 мальчиков.   

   Начитанный и интеллигентный, он ещё студентом был вхож в дом протоиерея (и в будущем настоятеля в 1881-1883) Казанского собора Александра Петровича Булгакова (1823-1883), родного брата митрополита Московского (с 1879) Макария (1816–1882). По окончании курса Академии он женился на дочери о. Александра — Людмиле. Окружённый сановным родством, занимавшим влиятельное положение и в Церкви, и в обществе, М.И. Соколов решил всецело посвятить свою жизнь служению Церкви. Приняв священный сан, он стал законоучителем в учебных заведениях С.-Петербурга.

   О. Михаил 23 января 1872 года был хиротонисован во священника к обустроенной и освященной в декабре 1871 года домовой церкви равноап. Марии Магдалины, размещенной в новом боковом флигеле при Ивановском девичьем училище, в которое влились другие четыре „девичьи школы“ Императорского Человеколюбивого Общества. Это училище, в котором о. Михаил стал служить и преподавать Закон Божий,  находилось на Торговой ул., 14 (ныне – ул. Союза Печатников). Там обучались девочки «благородного звания», которых готовили к работе в качестве гувернанток и учительниц. Кроме того,  в домовом храме Ивановского девичьего училища молились как ученицы соседней Коломенской гимназии, так  и воспитанницы Мариинского института слепых девиц, в котором о. Михаил также был законоучителем. Целью этого заведения  было религиозно-нравственное воспитание и обучение слепых девочек в возрасте от 7 до 13 лет. Здесь их также учили доступным для них искусствам и рукоделию. 

    О. Михаил трудился в Елизаветинском Училище (1872 – 1874). Оно находилось по адресу 13-я линия В.О., 14. В Училище на 6-летний курс обучения принимали дочерей обер-офицеров военной и гражданской службы недостаточного состояния, а также сирот, которым при приёме было от 10,5 до 12,5 лет. Получив среднее образование, они обычно становились домашними или школьными учительницами. О. Михаил преподавал им Закон Божий и был священником домового храма Училища во имя свт. Спиридона Тримифунтского.

   С 1874 по 1882 г. он служил в Первой С.-Петербургской классической гимназии: был преподавателем Закона Божия, а также отправлял богослужения и совершал требы в храме Преображения Господня при гимназии (поступил на освободившееся место свящ. Александра Алексеевича Лебедева, которого в 1874 г. перевели в Прагу; там он находился  до 1882 года, а в 1884-1898 гг. стал настоятелем Казанского собора в СПб). О. Михаил благоукрасил храм при гимназии, образовал при нём самостоятельный приход (до этого храм был приписан к Владимирскому приходу); и здесь же, проповедуя слово Божие, он приобрёл славу одного из лучших проповедников столицы. Будучи священником церкви Первой гимназии, о. Михаил устроил небольшую богадельню. Была нанята комната, в которой разместились несколько бедных женщин. Он сам, и его духовные дети, ежемесячно жертвовали небольшую сумму, чтобы этим обеспечить их содержание. О. Михаил старался не только удовлетворить их насущные потребности, но входил в их душевную жизнь, ободрял, наставлял их. Он подыскивал несложную работу для тех из них, кто выказывал желание трудиться, больным предоставлял средства на лечение. И впоследствии, когда о. Михаил уже не преподавал в гимназии, он не оставил приют, а взносы в него только увеличились, так как увеличилось число лиц, сочувственно относящихся к этому благому делу.

   О. Михаил любил законоучительское дело, на которое смотрел не только как на обучение детей Закону Божию, но и как на живую беседу с ними о предметах веры и нравственности. Его очень ценили как законоучителя и в учебных заведениях, и в частных семьях. Кроме Первой гимназии, он преподавал в Петровском Коммерческом училище, в частных женских гимназиях княгини Александры Алексеевны Оболенской и Марии Николаевны Стоюниной, жены известного российского педагога и публициста Владимира Яковлевича Стоюнина (1826-1888), а также в пансионе, содержательницей которого была  Анжелика Осиповна Труба (1808-1885). Будучи священником Казанского собора, он преподавал Закон Божий на женских Педагогических курсах (Гороховая, д. 20). Он не ограничивался чтением лекций, но и руководил самостоятельным чтением девиц по богословским наукам, занятиями их в составлении сочинений и их пробными уроками в прогимназии по предмету Закона Божия. И по выходе из заведения, ученицы о. Михаила сохраняли к нему искреннюю признательность, и многие оставались его духовными детьми.

   Будучи членом Городского Училищного Совета, он поднимал вопрос о лучшей постановке преподавания Закона Божия в городских начальных училищах.

   Будучи членом С.-Петербургского Комитета грамотности, он редактировал богословский отдел издания Комитета «Обзор русской народно-учебной литературы».  О. Михаил состоял также экзаменатором при 6-й гимназии.

   Плодом его занятий по преподаванию Закона Божия были составленные им учебники по Священной Истории Ветхого и Нового Завета, изъяснение Богослужения и краткий учебник по Закону Божию применительно к программе начальных училищ и приготовительного класса средних учебных заведений.

О. Михаил нёс и труды общеепархиальные, участвуя во всех больших начинаниях. Как пользовавшийся всеобщей известностью, он многократно был избираем в председатели Епархиальных съездов, и всегда оправдывал оказанную ему честь, решая назревшие вопросы и намечая новые пути в развитии церковно-приходской жизни епархии. Так, о. Михаил задумал устроить Епархиальную богадельню для заштатного духовенства.  Для того чтобы изыскать средства на её устройство, он организовал Епархиальный свечной завод. Он даже ездил в Германию изучать способы отделки воска и изготовления свечей. Завод был открыт в сентябре 1893 г. Он удовлетворял потребность в свечах всех церквей епархии и через год имел запас свыше 3000 пудов свечей. На съезде духовенства С.-Петербургской епархии, состоявшемся 12-16.12.1894 г., было принято решение устроить Епархиальную богадельню, наименовать её Богадельней в Бозе почившего Государя Императора Александра III. Строить решили на пустующей территории рядом с церковью Св. Иоанна Предтечи, что в Ямской. Постановление съезда было утверждено к исполнению митрополитом СПб и Ладожским Палладием (Раевым).

   Одной из самых больших заслуг о. Михаила Соколова стали его труды по организации и устройству Общества религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви. Убийство Александра II потрясло всю Россию, и в ответ на него 04.04.1881 г. молебном перед Казанской иконой Божией Матери в Казанском соборе Общество было открыто. Целью его стало распространение во всех слоях населения истин православной веры и нравственности путём проведения чтений, бесед, лекций, устройства школ, воскресных и вечерних классов, открытия бесплатных библиотек и читален. Члены Общества проповедовали учение Христово в тюрьмах, больницах, ночлежных домах, на фабриках и заводах, — всюду, где ютился бедный и непросвещённый люд. Это была попытка словом и проповедью защитить государство от повторения трагедии 01.03.1881 г., противостоять атеизму, анархии, социализму и протестантским учениям. Членами Общества были представители духовенства и образованные миряне, студенты С.-Петербургской Духовной Академии и Семинарии. О. Михаил стремился оживить в храмах церковную проповедь. Кроме того, его мечтой было сплотить столичное духовенство, у которого не было ни одного своего центра для общения, оно было крайне разрозненно, врасплох застигнуто бурей разрушительного революционного движения, чувствовало себя бессильным, и не знало, что делать. Отделы Общества вскоре были открыты в Москве, Киеве и Варшаве. Все 14 лет с момента основания Общества и до своей смерти о. Михаил занимал скромную должность делопроизводителя Совета, на самом же деле был душой Общества. Успех деятельности Общества и его нужды были для о. Михаила его личными успехами и нуждами. Он мужественно ходатайствовал за Общество пред духовными и светскими властями, заботился о его нуждах, был его двигателем, красой и славой. Свою 10-летнюю годовщину Общество ознаменовало постройкой собственного храма с примыкающим к нему залом для духовных бесед. За строительство храма во имя Пресвятой Троицы взялся о. Михаил. Средства на постройку храма дали его духовные дети, супруги Балясовы. Участок для церкви приобрёл Е.Ф. Балясов, пожертвовавший также на строительство 150 тыс. руб., а его жена – 50 тыс. руб. Каменный храм на 1500 человек заложил 16.06.1891 г. епископ Нарвский Никон с крестным ходом с чудотворной Иконой из Казанского собора. 08.11.1893 г. митрополит Палладий освятил главный с хорами придел. Храм сооружался стараниями о. Михаила в московском стиле XVII века по проекту арх. Н.Н. Никонова. Он находился на Стремянной ул., 21. Строительство велось неустанным трудом о. Михаила. За устройство этого храма Общество поднесло ему золотой с бриллиантами крест, возложенный на него при освящении церкви митрополитом Палладием. К сожалению, мы не можем полюбоваться этим великолепным храмом и помолиться в нём: 15.11.1966 г. он был взорван.

 

 Общество религиозно-нравственного просвещения и Казанский собор

От имени этого Общества о. Михаил организовывал в Казанском соборе (ещё до его перехода туда) духовные беседы, которые, при его личном участии и из уважения к нему, велись лучшими проповедниками города. Следствием этих бесед стало учреждение здесь первого в столице церковно-народного хора, послужившего образцом для многих других подобных хоров. Участие хора в пении вечерен и ранних литургий способствовало увеличению числа молящихся. В Казанском соборе устраивались и торжественные собрания членов Общества. Казанский собор одно время сделался центром религиозно-просветительной деятельности в столице.

   В 1882 г. о. Михаил был переведён священником в Казанский собор, где настоятелем в то время был прот. А.П. Булгаков. Новое место служения открывало пред о. Михаилом широкое поприще пастырской деятельности, и он сразу успел оживить церковно-приходскую жизнь собора, сделав его притом средоточием духовно-просветительского движения. Богослужение, совершаемое в храме о. Михаилом, отличалось особым благоговением. «Самого холодного человека оно способно было расшевелить, заставить отрешиться от земного и вознестись духом к Господу Богу. Сколько высоких, восторженных минут блаженства молитвы давал он своей пастве, и как сам молился! Без умиления нельзя было смотреть, как преклонял он колена пред престолом во время пения Трисвятого, как особенно усердно молился за умерших; пример его невольно увлекал, и при его служении все молились усерднее и горячее».

   О. Михаил любил вспоминать правило VI Вселенского Собора, которым повелевается пресвитерам непрестанно учить пасомых, особенно же во дни воскресные и праздничные. «Проповедь была для отца Михаила его духовной пищей, в ней полагал он жизнь свою». При всей простоте изложения, проповеди его отличались необыкновенной высотой и глубиной мысли. Вместе с тем чувствовалось, что он говорил искренно, убеждённо, говорил только о том, что перечувствовал и пережил сам, потому-то и были так действенны его слова. «Любили же за то его слушатели, и всякий образованный и простец, юный и старец находили в этих проповедях столько пищи для ума и сердца, что долго вспоминали их, и неизгладимые следы оставляли они в душе».

   Всякий приходящий к нему, удручённый ли нравственными невзгодами или житейскими, мог быть всегда уверен, что у о. Михаила найдётся для него слово утешения, наставления, ободрения. Несмотря на усталость от многочисленных занятий, он был для всех доступен, каждого приходящего радушно принимал, внимательно выслушивал. «Как опытный врач он прямо раскрывал больному его гибельное душевное положение, доводил его до этого сознания, и потом умелой любящей рукой прикладывал пластырь – слово утешения и назидания. Не раз приходилось слышать от духовных детей его: «придёшь к батюшке удручённым, иногда близким к отчаянию, и он станет говорить сперва строго, опираясь на слова Св. Писания, что малодушествовать не следует, отчаиваться грех, а затем своим задушевным голосом скажет несколько слов участия, ободрит, благословит, проводит ласковыми словами: «Христос с вами» или «спасайтесь!», и выходишь от него совсем другим человеком, готовым на борьбу, и горе уже не представляется таким безвыходным».

   Богомольцам Казанского собора памятны его сборы в пользу голодающих, когда он сам с кружкой обходил молящихся, и о которых сам он потом вспоминал со слезами умиления. Памятны его крупные сборы и на тарелки, и по книжкам в пользу Общества и С.-Петербургского Комитета Православного Миссионерского Общества, членом которого  и одним из учредителей он был, и в пользу других благотворительных и просветительных обществ.  

  От всего сердца любил о. Михаил Казанский собор и заботился о его благоукрашении. Капитальный ремонт собора, задуманный новым настоятелем – протоиереем А.А. Лебедевым в 1892 г.,  был делом, главным образом, его рук, как делопроизводителя ремонтной комиссии. 

    О. Михаил стал деятельным членом Общества вспомоществования бедным прихода Казанского собора.

Он всем сердцем старался направить ко спасению вверенные ему души: не ограничиваясь одними наставлениями, он стремился научить своих духовных детей делать добро: одних своими советами подвигал на крупные пожертвования для богоугодных дел, другим подсказывал, как личным трудом оказать помощь ближним, третьим, занимавшим более высокое общественное положение, давал случай помочь нуждавшимся, оказав им своё покровительство.

   Стараниями о. Михаила была создана Столовая для бедных Казанского прихода. Она открылась 06.09.1892 г. и располагалась сначала в доме № 24 по Екатерининскому каналу, во дворе. В 1893 г. она была переведена в более обширное помещение в дом № 8 – 10 по Казанской улице, в 1894 г. – в дом № 18 по Казанской ул. В 1892 г. Столовая ежедневно бесплатно раздавала от 35 до 50 обедов, состоявших из двух сытных блюд, и порций вечернего чая с хлебом. С 1893 г. стал выдаваться и утренний чай. С декабря 1894 г. в Столовой можно было и поужинать. В 1893 г. было выдано 18 000 обедов и 27 000 порций чая. В 1894 г. – 22 000 и 34 000. Заботясь о пище телесной для нищих, он не забывал и о пище духовной для них: по его почину были учреждены в бесплатной Столовой духовно-назидательные чтения: во время обеда и чая в Столовой читались Евангелие, Жития Святых, религиозно-нравственные книги.   

   С первых же дней Столовая вышла из узких границ своей деятельности, определённой её названием. Бедным, посещавшим её, выдавали одежду, обувь, бесплатные билеты на мытьё в бане, помогали оплачивать жильё, старались подыскать им работу. В случае надобности беднякам оказывалась медицинская помощь.

О. Михаил основал Столовую и руководил ею до самой своей смерти в 1895 г. Одной из главных его забот на этом поприще было изыскать средства на её открытие и содержание. 08.07.1892 г., в храмовый праздник, он обратился к прихожанам: «Друзья! Нужно подумать о нищих, стоящих в соборе! Думайте! Я, со своей стороны, готов оказать помощь, чем могу. Хорошо бы было для них устроить бесплатную столовую». Он сам пошёл в соборе со сбором и собрал на блюдо около 50 руб., немалые по тем временам деньги. Эти деньги положили начало Столовой. «Бог милостив», сказал о. Михаил после этого сбора, «дело по устройству столовой пойдёт». Действительно, в течение августа было собрано на блюдо около 200 руб., и поступило разных пожертвований мебелью, хозяйственными принадлежностями, вещами, продуктами на сумму в 300 руб. 06.09.1892 г., с разрешения Совета Общества бесплатная Столовая для нищих и бедных была открыта. После этого надо было определить круг тех, кому следовало выдавать билеты на получение обедов. В Казанском соборе толпилось около 80 человек нищих, из которых около половины были профессиональными нищими, некоторые из них имели свои капиталы, недвижимость и даже ремесленные заведения. Из-за этого, при множестве обращавшихся за помощью, нередко истинно нуждающийся  мог не получить пособия. О. Михаил поручил нескольким из прихожан проверить имущественное положение просителей. Затем он выбрал из числа прихожан сотрудниц, которые непосредственно бы ежедневно управляли работой Столовой. Они контролировали качество и количество провизии, прислугу, равномерную раздачу порций. Они же руководили шитьём платья для призреваемых. Заботы его об учреждённой им Столовой для бедных Казанского прихода доходили до того, он, не жалея ни сил, ни здоровья, забегал в неё по два – три раза в день; часто приходил туда утром даже раньше сотрудниц, часов в 7 утра. Некоторые из сотрудниц видели, как о. Михаил в одно утро, придя после ранней обедни в новое помещение столовой и желая скорее привести всё в порядок и расставить всё по своему вкусу, — провёл в Столовой несколько часов, перемещая мебель. «Буфет, шкаф, комод и др. предметы были перенесены при его личной помощи, причём он радовался, шутил по обыкновению и всех ободрял».

   Под непосредственным руководством о. Михаила для большей экономии в Столовой была устроена хлебопекарная печь, которая выпекала около 4 пудов хлеба в сутки.

   На Пасху в крипте Казанского собора обычно происходило освящение куличей и пасох, но, с утверждением бесплатной Столовой о. Михаил стал служить там для призреваемых пасхальную заутреню и обедницу. «Его вдохновенное служение, стройное громкое пение народного хора, усердная общая молитва предстоящих, бесчисленные ряды куличей и пасох с зажжёнными на них свечами, переносили невольно ум к первым временам христианства, временам служения в катакомбах». Богослужение было торжественным, но не в смысле пышности, а в смысле религиозного настроения молящихся.  

   За год до перевода отца Михаила в Казанский собор, в 1881 г., при Обществе была открыта Богадельня для призрения престарелых и беспомощных женщин. О. Михаил заботился и о ней. В свободные часы старушки, способные к труду, могли в Столовой заработать ещё деньги на свои нужды, для чего о. Михаил давал им работу из С.-Петербургского Епархиального свечного завода: поручал шить мешки, передники для рабочих и тому подобную несложную работу. Он старался пригласить жертвователей, которые бы от своего труда, ремесла или торговли могли оказывать помощь. Для старушек нужна была обувь – он пригласил хозяев сапожных магазинов, которые согласились поставлять её бесплатно; от хозяев чайных магазинов доставляли бесплатно чай и т.д. Однажды рано утром он сам принёс в столовую для старушек корзину с новыми сапогами, пожертвованными одним лицом по его же просьбе. К светлому празднику Св. Пасхи или к Рождеству Христову никто из опекаемых в Богадельне не оставался без подарков.

   С 1871 г. при Обществе существовал дневной Детский приют. Отец Михаил взялся изыскать средства, чтобы отправить детей на лето на дачу в Шувалово. Часть необходимых средств (143 руб.) он собрал от устроенного им в зале Городской Думы религиозно-нравственного чтения.

 Он входил во все мельчайшие подробности по хозяйству, опытным глазом видел, где были какие недочёты и опущения, и тотчас давал мудрый совет, как исправить случившееся. Ласковым словом ободрял он тех из призреваемых, в ком замечал охоту трудиться для Столовой, доставлял заработок старушкам, привлекал новых сотрудниц и побуждал их к ревностной деятельности.

   Помогать ближним во всех отношениях было его потребностью. О. Михаил всегда памятовал слова Спасителя: «понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе» (Мф.25;40.).

И помощь чаще всего оказывалась им тайно. О. Михаил всегда делал добро от всей своей души и делал так, «чтобы левая рука не знала, что творит правая» (Мф.6;3), стараясь тщательно скрывать свои благодеяния; не любил даже, когда благодарили его им облагодетельствованные. Иногда, зная о нужде своих ближних, он влагал крупные суммы в конверты и отсылал по адресу. Многие подобные факты свидетельствуют о том, что добрый о. Михаил разделял свой личный заработок между своей собственной семьёй и другой многочисленной семьёй – своими ближними, нуждающимися в помощи. Согласно его последней воле, обширную духовную библиотеку о. Михаила родные передали Обществу религиозно-нравственного просвещения, для помещения её в одной из читален Общества.

   Его неутомимые труды изумляли даже тех, кто сам не знал покоя среди многочисленных и разнообразных своих обязанностей. Казалось, не было такого учреждения, где бы не трудился о. Михаил: Казанский собор с его благотворительным Обществом, Общество религиозно-нравственного просвещения, Братство Пресвятой Богородицы, Комитет Миссионерского Общества, Славянское Благотворительное Общество, Общество вспомоществования студентам Духовной Академии, попечение о ночлежниках и ночлежных домах, Епархиальный свечной завод, Эмеритальная касса (касса взаимопомощи) духовенства С.-Петербургской епархии и т.д.

   Отец Михаил живо сознавал и ответственность перед Богом своего служения и действенность помощи благодати Божией. Оттого-то на всём служении его лежала печать благоговейной преданности воле Божией, с напряжением всех сил своих, полагаемых на это служение. Но судьбы Божии неисповедимы, и от Господа стопы человеку исправляются. О. Михаил заболел раком желудка, проведённая операция не помогла, болезнь усиливалась, а вскоре к ней добавилось воспаление лёгких. 03.06.1895 г. о. Михаил причастился Святых Таин. 05.06.1895 г., на 50-м году жизни, на даче в Липицах близ Царского Села, прот. М.И. Соколов тихо отошёл в вечность.

   Похороны о. Михаила 07.06.1895 г. были пышны своей простотой и величавы по проявлению народного чувства к почившему пастырю. От деревни Липицы до Казанского собора гроб сопровождал преосвященный Назарий (Кириллов), епископ Гдовский, викарий С.-Петербургской епархии.

Отпевание проходило в Казанском соборе. Во время причастного стиха прот. Философ Орнатский произнёс слово, в котором вывел поучение для пастырей и пасомых из жизни почившего. На середине речи проповедник не выдержал и заплакал, и с ним плакал весь храм. Собор был переполнен молящимися, вся площадь перед собором была запружена народом, был перекрыт для движения экипажей Невский проспект. Под печальный перезвон гроб обнесли крестным ходом вокруг храма, затем многотысячная процессия направилась к храму Св. Троицы, возведённому стараниями о. Михаила, где была совершена лития. Затем, всё так же на руках, гроб понесли в Александро-Невскую Лавру, где прах о. Михаила был почтён двумя встречами. У первых ворот, под Скорбященской церковью, встретил тело преосвященный Назарий, а в Святых воротах – Высокопреосвященнейший митрополит Палладий с сонмом архимандритов. У тех и других врат совершались литии. Последнюю литию совершил Владыка митрополит над могилой покойного на Никольском кладбище Лавры.

   06.09.1895 г., на первом после летних каникул заседании Совета Общества религиозно-нравственного просвещения,   было решено поставить на могиле покойного прот. М.И. Соколова памятник. 05.06.1896 г., в первую годовщину смерти о. Михаила, в Троицкой церкви, построенной его трудами, была отслужена литургия, после которой священнослужители и члены Общества религиозно-нравственного просвещения отправились на Никольское кладбище Лавры на могилу о. Михаила. Там была отслужена панихида, а после неё открыт и окроплён святой водой памятник, сооружённый на средства Общества. Памятник представлял собой скалу из серого неполированного гранита, увенчанную чёрным мраморным крестом. С передней стороны надпись – протоиерей М.И. Соколов, род. 30 сентября 1845 г., сконч. 5 июня 1895 г., а над ней в раме образ Св. Троицы, Казанской иконы Божией Матери и святителя Михаила Киевского. По бокам памятника в разных местах были высечены надписи из священных текстов, характеризующих труды отца Михаила, как пастыря, как совершителя Св. Таин и учителя, как устроителя Общества, как проповедника, как благотворителя и т.д. На левой стороне памятника была помещена надпись: Общество … своему незабвенному деятелю.

  Могила о. Михаила сохранилась. По благословению настоятеля Казанского собора прот. Павла Красноцветова осенью 2010 г. могила прот. М.И. Соколова была приведена в порядок. Ограда могилы была покрашена, утраченная ранее калитка сделана заново. Полуразрушенная рака заменена на новую. Было подсыпано несколько мешков земли; вся площадь могилы засыпана поверх земли мраморной крошкой; на памятнике обновлена Казанская икона Божией Матери. 

   Традиции помощи неимущим, духовно-просветительской деятельности, сложившиеся в 19 в., продолжаются и в наши дни. По благословению настоятеля храма протоиерея Павла Красноцветова в Казанском соборе действуют детская и  взрослая воскресные школы;  организован кружок «Евангельское чтение»; проводятся обязательные огласительные беседы перед таинствами Крещения и Венчания; создан Молодёжный клуб; действует программа «Православный путь веры», включающая в себя беседы со священником и экскурсии по храмам и святым местам; активно работает Паломническая служба собора; ведётся разнообразная социальная работа; действуют златошвейная и иконописная мастерские; есть библиотека; на ранних литургиях поёт Любительский хор. Ежемесячно в крипте собора, в храме в честь священномуч. Гермогена, патриарха Московского, совершаются 1-2 Божественные литургии для детей воскресной школы, а по субботам, в южном приделе Казанского собора в честь Рождества Пресвятой Богородицы, после совершения литургии устраивается трапеза для детей, привезенных на богослужение из различных детских интернатов стараниями сотрудников Православной Детской миссии, под опекой которой находятся 50 сиротских учреждений Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

   Деятельная сила горячей веры прот. Михаила Ильича Соколова, который жил не для себя, а для Бога в лице ближних, даёт нам пример искреннего и последовательного служения Церкви Христовой.

 

Татьяна Котул,

прихожанка Казанского кафедрального собора.

Главная | История собора | О Казанской иконе | Богослужения | Медиатека | Паломничества | Социальный центр | Газета

Санкт-Петербург, Казанская площадь, д. 2
Секретарь: (812) 314-46-63   sobor.go@mail.ru    Вахта: (812) 314-58-56 (с 8 до 21)

Создание сайта - iFrog