Настоятель Казанского собора протоиерей Александр Алексеевич Лебедев (1833 – 1898) (автор: Татьяна Котул)

24 ноября 2014

  Аще кто Мне служит, почтит его Отец Мой (Иоанна 12 гл., ст.26)

   Протоиерей А.А. Лебедев был родом из потомственной семьи сельских священников. Прапрадед его, Никита Иванович Лебедев, был родом из Тульских дворян, став священником, перешёл в Московскую епархию (в погост Авдотьино Серпуховского уезда, в имение графа В.Г. Орлова). Его сын, прадед А.А. Лебедева, Алексей Никитич, был при отце причетником, а потом занял его место священника. Преосвященный Платон, впоследствии митрополит, сделал Алексея Никитича присутствующим в Духовном Правлении. В свою очередь его сын, дед А.А. Лебедева, Иоанн Алексеевич (род. 1778), получил место диакона, а вскоре и священника в небогатом селе Вихарне. Жить пришлось в крайней бедности. Его сын, отец А.А. Лебедева, Алексей Иванович (род. 1800), в 1824 г. женился на Пелагее Александровне Поповой (её отец тоже был духовного звания), стал священником села Васильевское под Коломной Московской губернии. Там 04.08.1833 г. и родился будущий церковный писатель, богослов, протоиерей, настоятель Казанского собора С.-Петербурга Александр Алексеевич Лебедев. Вскоре отца перевели священником в Троице-Сергиев посад к церкви Вознесения. Здесь и прошло детство Александра до 15 лет. Сначала он воспитывался в семье родителями. Место, где они жили, в то время было очень небогатым, семья же была большая, так что жили они бедно; дети видели белый хлеб только два раза в год – к Рождеству и к Пасхе, — когда одна купчиха-прихожанка присылала им калачей и несколько фунтов баранок. Около 1848 г. отца перевели священником в Хотьковский Свято-Покровский женский монастырь. Монастырь известен тем, что в нём благочестивые родители преподобного Сергия Радонежского Кирилл и Мария приняли постриг; их святые мощи покоятся в Покровском соборе монастыря. В Хотькове жизнь семейства постепенно стала налаживаться: появились свой огород, корова, лошадь, куры. Голодать больше не приходилось. (Алексей Иванович дожил до 50-летнего юбилея своего священства; он умер в 1878 г., на 78-м году жизни, и был похоронен на площади между двумя монастырскими соборами.)

   Вынеся тяжёлые воспоминания от собственной жизни в бурсе, Александр Иванович не захотел отдавать сыновей в духовное училище, а сам подготовил их к поступлению в Вифанскую Духовную Семинарию под Москвой для получения среднего образования. Первым туда был зачислен его старший сын Пётр (окончил в 1848 г.), затем Михаил (окончил в 1852 г.), третьим Александр, четвёртым – младший сын Феодор окончил в 1862 г.). Семинария эта была основана в 1800 г. митрополитом Московским и Коломенским Платоном (Левшиным), ректором Троице-Сергиевой Семинарии. Уровень образования в Вифанской Семинарии был достаточно высоким. Учащимся преподавали словесность, всеобщую историю, древние и новые языки, математику, физику, философские и богословские науки, библейскую и церковную историю, были классы поэзии и риторики. Александр Лебедев отличался любовью к философским наукам, а также успешными сочинениями (он писал иногда на ту же тему по два, по три сочинения, — одно для себя, другие за товарищей). Бытовая же жизнь в семинарии была непростой, нередко студенты ходили полуголодными. В 1854 г. Александр Лебедев окончил Вифанскую Семинарию 4-м учеником в 1 разряде, то есть оказался в числе лучших воспитанников.

   Для получения высшего богословского образования А. Лебедев, в том же 1854 г., поступил в Московскую Духовную Академию. «Мы как в рай попали»,– вспоминал он. Разница почувствовалась сразу: другая, более сильная постановка научного дела, резкая перемена быта в лучшую сторону. Тут благонравный, любознательный юноша «созревал и укреплялся в знаниях и идеальных стремлениях». Именно во время обучения в Академии у него сформировался интерес к богословским и вообще литературным занятиям. Во-первых, на него оказал огромное влияние св. митрополит Филарет (Дроздов), принимавший живое участие в жизни и делах Академии; не случайно А.А. Лебедев называл уже в зрелые годы московского святителя Филарета своим учителем в богословии. Во-вторых, А. А. Лебедев находился под влиянием А.С. Хомякова, яркого представителя славянофильского направления, выступавшего против лжелиберальных западноевропейских культурных влияний. А.А. Лебедев высоко ценил А.С. Хомякова за его «уважение и бескорыстную любовь к дорогим заветам православной Руси». В-третьих, на развитие богословского интереса у А.А. Лебедева повлияли личность и богословские труды отца Феодора (Бухарева). Позже, в 1860-е гг., он участвовал в богословской полемике, приняв сторону архимандрита Феодора (Бухарева) против редактора «Домашней Беседы» В.И. Аскоченского. В 1862 г. вышла его статья «Приёмы, знания и беспристрастие в критическом деле редактора «Домашней Беседы» В.И. Аскоченского».

В Академии сложился студенческий кружок по выписке журналов и текущей литературы, и Александр Лебедев заведовал распределением и обменом получаемых книг между товарищами. С товарищами в Академии у него сложились дружественные, сердечные отношения, его любили «за честность характера и благородное добродушие», как писал один из них. С академическими наставниками своими и друзьями по Академии, прежде всего Е.Е. Голубинским и П.И. Горским-Платоновым, отец Александр поддерживал постоянные отношения, особенно первые 15 лет по окончании курса, когда он с семьёй почти ежегодно ездил на лето к своему отцу в Хотьков.

   В 1858 г. 25-летний Александр Лебедев окончил Московскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия, впоследствии, уже своими печатными трудами, приобрёл степень магистра. После окончания Академии он переехал из Москвы в С.-Петербург для поступления на церковно-приходскую епархиальную службу. 21.09.1858 г. он женился на 21-летней дочери диакона церкви Св. Екатерины (Екатерингофской) в С.-Петербурге Петра Павловича Свиязева, который умер от холеры в июле того года. Как бывало в те времена, вдове почившего диакона, оставшейся без средств к существованию, было дозволено приискать жениха дочери для замещения должности покойного мужа. В С.-Петербургской Духовной Академии год был не выпускной, и решено было обратиться в Академию Московскую. С этим делом в Москву поехал дядя невесты К.П. Петров. Но в Московской Академии оказалось, что все воспитанники уже разъехались, К.П. Петрову указали адрес одного только А.А. Лебедева, как жившего поблизости, — в Хотькове. Совершенно неожиданно об этой же невесте написал А. Лебедеву из Москвы муж его сестры. Александр Лебедев, старавшийся всегда в событиях жизни усматривать Промысел Божий, принял это совпадение за Божие указание и поехал в С.-Петербург. «Невеста была приятна и миловидна лицом, достаточно хорошо по тому времени образована (закончила французский пансион)». И свадьба состоялась. Брак этот был счастливым, но далось это семейное счастье всё же не сразу: двум людям, не связанным поначалу никаким чувством, всё же пришлось сживаться друг с другом с известными усилиями.

   По своему характеру уживчивый, склонный к уступкам в житейских отношениях, но всегда верный своим убеждениям, скромный в своих требованиях, он, 05.10.1858 г. был рукоположен в диаконы к церкви св. Великомученицы Екатерины (расположенной в местечке Екатерингоф близ слияния Фонтанки с Невой, где Петр I одержал победу над шведами 6 мая 1703 года и где он построил деревянный дворец, подаренный его супруге Екатерине). Этот храм находился по адресу Старо-Петергофский пр., 6, угол Рижского пр., 52. Сейчас на его месте полуразрушенный кинотеатр «Москва». Это был величественный храм на 3000 человек.  Построен он был по повелению императора Николая I в Лифляндском предместье (так именовалась в то время часть города, откуда начиналась дорога в Лифляндию, т.е. в северную часть Латвии), за Калинкиным мостом, у дороги, по которой в те годы въезжали в столицу из Западной Европы. Император пожелал, чтобы храм «свидетельствовал, как соотечественникам, так и иноземцам, пламенное усердие России к Православной Вере и Церкви Божией». Николай I назначил архитектором К.А. Тона, предложившего построить церковь в русско-византийском стиле. Пять её зелёных куполов украшали золотые звёзды. Главный придел храма освятил 21.11.1837 г. епископ Гдовский Венедикт. Храм простоял до лета 1929 г., когда был закрыт и разобран на кирпич. На его месте в 1937 – 1939 гг. по проекту Л.М. Хидекеля был выстроен кинотеатр «Москва».

В этом храме чуть более 6 лет, с 1858 по 1864 гг. служил диаконом отец Александр Лебедев. Несмотря на то, что у него не было диаконского баса (голос его был высокий баритон), прихожане полюбили нового диакона: «не взял голосом, да взял обычаем», говорили они про него. К служению своему отец Александр относился благоговейно, за богослужением нередко произносил составленные им проповеди. Служба в храме была ежедневной, а диакон был один. Было у отца Александра ещё несколько уроков Закона Божия, унаследованных им от покойного тестя. Остальное же свободное время он посвящал любимым им литературным занятиям.

   В эти годы его статьи публиковались в ежемесячном духовном журнале «Странник», который был основан в 1860 г. протоиереем В.В. Гречулевичем, и выходил до 1917 г. Журнал этот сыграл большую роль в деле религиозного и богословского просвещения в России. 

   Кроме того, отец Александр стал активным сотрудником ежемесячного духовно-литературного журнала «Дух Христианина».    Журнал издавался группой молодых священников под руководством священника А.В. Гумилевского в 1861 – 1865 гг. Это издание было рассчитано на духовенство и среднеобразованного светского читателя, и придерживалось апологетической направленности. Диакон А.А. Лебедев заведовал в «Духе Христианина» отделом критики и библиографии. Он опубликовал в этом журнале несколько своих статей и рецензий, старался привлекать в журнал статьи и сотрудников.

   Много лет своей жизни А.А. Лебедев посвятил педагогике. Ему довелось преподавать в Штурманском училище в Кронштадте, в Роте торгового мореплавания, в Первой классической гимназии С.-Петербурга, в приюте Утина.

   03.05.1864 г. А.А. Лебедев был рукоположен во священника и определёнк церкви Св. Николая в Кронштадте при Штурманском Училище. Кроме того, в Штурманском училище отец Александр преподавал Закон Божий и русскую словесность (интересуясь русской литературой, он преподавал этот предмет с большой любовью). В должности преподавателя и священнослужителя он дважды «по вольному соглашению» совершил с морскими кадетами плавание на фрегате «Громобой». Во время этих походов он участвовал в закладке, а затем и освящении Гангутского памятника – Креста, в честь первой морской победы Петра I, когда русский регулярный флот в 1714 году у этого мыса разбил шведскую эскадру. Помимо этого, он преподавал в Кронштадте в частном пансионе, в Школе Торгового Мореплавания, проводил беседы с матросами. В здании Штурманского Училища при его содействии была устроена детская библиотека для жителей Кронштадта. Отец Александр проводил в библиотеке беседы с детьми, причём не только духовные, но и по ботанике, физике, ставил физические опыты.

В это время в Кронштадте служил отец Иоанн Ильич Сергиев. Дочь отца А.А. Лебедева вспоминала: «Отец И.И. Сергиев был не на много старше отца моего по академии и по службе; он был близко и дружественно знаком с отцом моим, заходил к нам по пути на свои уроки в мужской гимназии, бывшей рядом со Штурманским Училищем за мостом, — и мать моя даже угощала его иногда завтраком. … Отец Иоанн … сохранял к нам подлинное благорасположение всегда и после».

   В этот период появился большой печатный труд отца А.А. Лебедева«Святитель Тихон Задонский и всея России чудотворец», опубликованный в 1865 г. и выдержавший несколько изданий (в 1896 г. вышло уже 3-е издание). В 1866 г. он написал «Изложение православной Христовой веры в беседах» по руководству святителя же Тихона для общенародного употребления. После прославления Воронежского святителя в 1861 г., интерес к его святой личности значительно возрос. Труд отца Александра Лебедева стал наиболее полным и подробным описанием жизни святого. «А. Лебедев стремится раскрыть внутренний подвиг святителя Тихона, показать наряду с простотой его образа жизни глубину и высоту его подвижничества, доказать, что образ святителя служит примером для подражания каждому христианину и в настоящее время». Такое мнение о его работе высказал в 1983 г. схиархимандрит Иоанн (Маслов) в своём труде «Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении».

   Исполняя в Штурманском училище сложные обязанности священника и законоучителя и разные другие поручения по училищной и епархиальной службе, отец Александр снискал себе уважение, как официальных властей, так и своей паствы. В 1867 г. отец А.А. Лебедев был награждён скуфьей (скуфья/скуфия – фиолетовая бархатная шапочка, заострённая кверху, жалуемая священникам как первая награда).

   14.10.1870 г. отец Александр Лебедев снова переехал в С.-Петербург: его перевели в Первую С.-Петербургскую классическую гимназию законоучителем и настоятелем церкви Преображения Господня при гимназии. (Гимназия располагалась по адресу ул. Правды (Кабинетская), 11, угол Социалистической (Ивановской), 7. Домовый храм гимназии, где служил отец Александр, был преобразован в 1918 г. в приходской, а  03.06.1923 г. закрыт. Ещё через месяц храм был ликвидирован). Четыре года (1870 – 1874) отец Александр Лебедев служил в этой гимназии. Свои обязанности, пастырские и законоучительские, он исполнял со всей свойственной ему добросовестностью, и тем заслужил любовь и признательность не только начальства, но и своих многочисленных учеников. По воспоминаниям учащихся гимназии, «отзывчивая, благодарная душа этого человека была постоянно проникнута желанием делать людям добро, помогать им, хлопотать за них, успокаивать их. На своего ученика отец Александр смотрел, как на родного сына и … пользовался самой искренней любовью учеников и наставников. Появление его в классе… было для нас общею радостью. Если отец Александр сердился, он оставался хладнокровным, не кричал на ученика, и если ставил ему плохую отметку, то на следующих уроках искал случая заменить её самой лучшей. Батюшки никто не боялся, но все его любили и слушались: сердечность отношений, установившаяся между ним и его учениками, была самой искренней, неподдельной, и в этой сердечности заключался залог будущих успехов молодёжи. Когда отец Александр покидал Первую гимназию, расставались с ним чуть не со слезами, — так сильна была привязанность к этому симпатичнейшему наставнику».

   Положение его как законоучителя, обременённого уроками (до 40 в неделю), и бывшего даже одно время классным наставником IV класса, не позволяли ему посвятить себя целиком литературным занятиям. Тем не менее, отец Александр Лебедев изложил опыт своего преподавания в гимназии в руководстве по церковной истории «Очерк истории Христианской Церкви применительно к гимназической программе». Эта книга выдержала несколько изданий и использовалась при преподавании в гимназиях.

   В 1870 г. отец Александр был награждён камилавкой (высокий цилиндрический головной убор фиолетового цвета), а в 1873 г. – наперсным крестом (то есть носимый на груди, на персях, рясы или богослужебной одежды), от Св. Синода выдаваемый.

     В 1874 г. в чешской Праге (тогда Австро-Венгрия) была открыта русская православная церковь во имя Св. Николая.  Отец Александр Лебедев былвозведён в санпротоиерея, награждён золотым крестом, и назначен в мае 1874 г. настоятелем первого православного храма Праги. Здесь он пробыл около 8 лет и много сделал для проповеди Православия в Чехии.

   До 1918 г. Чешские земли (Чехия, Моравия и Чешская Силезия) входили в состав Австро-Венгрии, и потому господствующее положение здесь занимала Римско-Католическая Церковь. При этом с середины XIX века, в годы наибольшего подъёма чешского национального Возрождения, среди чехов наблюдался определённый интерес к Православию, как к религии большинства славянских народов. В 1870 г. С.-Петербургский отдел Славянского благотворительного комитета взял в аренду на 30 лет бывший католический собор Св. Микулаша (или по-русски – Св. Николая) на Староместской площади в Праге. Договор об аренде был подписан в Праге 26.07.1870 г. От имени Славянского комитета договор подписал П.А. Голенищев-Кутузов. Этот  храм был заложен ещё в XIII веке. В 1732 – 1735 гг. он был перестроен в стиле барокко, а в середине 1780-х гг. австрийским императором Францом Иосифом II был закрыт, и с тех пор использовался как склад, как регистрационный архив, а с 1865 года как концертный зал. После ремонта и переоборудования, с приездом протоиерея А.А. Лебедева, 04.08.1874 г. состоялось освящение храма по православному чину во имя свт. Николая Чудотворца с приделом равноапп. Кирилла и Мефодия, после чего здесь стали регулярно совершаться православные богослужения по воскресным и праздничным дням. Никольская церковь была тогда единственным православным  храмом в столице Чехии (в 1920-1945 гг.  храм постепенно перешел к гуситам). Сюда для служения направлялись русские священники. Хотя с точки зрения Св. Синода пражская община являлась одним из зарубежных приходов, подчинённых Санкт-Петербургскому митрополиту, австрийские власти не признавали за пражским приходом статуса религиозной организации. Храм Св. Николая официально был нанят частными лицами для их частных нужд. Миссия православного русского священника на территории подозрительной ко всему русскому Австрии была очень трудная. Православных русских там было не много: врачи, слависты и редкие туристы. Одной из важнейших задач миссии отца Александра было духовное общение с чехами. На православные богослужения в Праге собиралось немало местных жителей, многие желали принять православие, но из-за правительственного запрещения они не могли перейти в Праге в Православие от русского причта, отец Александр не мог вести метрик, то есть ни крестить, ни венчать с юридическим для Австрии значением; также не дозволены были крестные ходы за пределами храма; запрещено было даже вывешивать на стенах храма объявления о времени богослужения. 

   Однако влияние нашего причта сказывалось на личных отношениях с чехами, кроме того, завязывались более тесные культурные связи наших народов. Так, благодаря русскому причту в Праге был основан «Русский кружок» для ознакомления чехов с русским языком и литературой. Отец Александр Лебедев был его активным членом:  читал произведения русских классиков, знакомил чехов с историей русской литературы, с укладом жизни русских и т.д. Всё это он делал в соответствии со своим пониманием своей мирной культурной миссии, и сделал очень много для развития добрых отношений между двумя народами. Он был знаком со всеми выдающимися чешскими деятелями той поры: Палацким, Браунером, Сладковским, Ригером и многими другими, с ними он беседовал о литературе, науке, политике. Своими впечатлениями от пребывания в Праге отец Александр делился с русскими читателями на страницах некоторых С.-Петербургских газет.

   В летние месяцы пражский причт уезжал обыкновенно в Карлсбад (ныне Карловы Вары) для отправления богослужений при местной домовой церкви для приезжих русских и других православных, стремившихся в Карлсбад на лечение, «на воды». Отец Александр знакомится тут с людьми разных общественных положений и направлений, прибывшими как из России, так и из других родственных и единоверных стран. «Каждый соотечественник, посещая дом священника, находил там самое широкое радушие, совет, поддержку. С бедными отец Александр делился, чем мог, хлопотал о больных, и делал это всегда так, чтобы никто не знал, не подчёркивал своей деятельности, потому что относился к популярности с редким равнодушием и пренебрежением». Отец Александр считал своим долгом заниматься своими недугующими прихожанами: помогал им находить квартиру, доктора, ходил с ними на лесные и загородные прогулки, тяжёлых больных посещал на дому, проводя у их постели много времени.

   В Карлсбаде отец Александр Лебедев встречался нередко с представителями различных автокефальных православных церквей, и это знакомство, при постоянном наблюдении его над религиозной жизнью иноверного Запада, имело большое влияние не только на расширение его богословского кругозора, но и на оживление его литературной деятельности. Изучив догматические сочинения Римско-католической Церкви, он, за время своего пребывания в Чехии, опубликовал два труда по сравнительному богословию и подготовил третий (опубликованный в 1887 г. в С.-Петербурге). Они были посвящены исследованию отличий Церквей Восточной и Западной: 1) в учении о Пресвятой Деве Марии Богородице — «Разности церквей восточной и западной в учении о Пресвятой Деве Марии Богородицы, по поводу латинского догмата о Непорочном Зачатии» (1881 г.), 2) в учении о любви —  «О латинском культе Сердца Иисусова, или разности в способах воззрения и в учении о любви Церквей Восточной и Западной» (1882 г.), 3) – в учении о Церкви — «О Главенстве Папы, или разности православных и папистов в учении о Церкви» (1887 г.). Были, конечно, и другие его многочисленные статьи, которые публиковались в различных духовных журналах.

   В 1882 г., протоиерея А.А. Лебедева перевели из Праги в С.-Петербург. Отец Александр оставил Австро-Венгрию, в которой провёл 8 лет, передав своё пражское дело – по его словам – «в верные руки», священнику Н.П. Апраксину.  Но он не забывал Праги и Карлсбада, состоял в постоянной переписке с причтом пражского храма, был осведомлён обо всех текущих делах и старался помочь, чем мог. В виду «обозначения в организме излишнего процента сахара» врачи советовали отцу Александру ездить на воды в Карлсбад. Бывая там, отец Александр непременно заезжал и в Прагу. Там он бывал в 1885, 1887, 1889, 1891, 1895 гг. За год до своей кончины, весной 1897 г., он совершил туда последний свой визит, предстоятельствуя там при освящении вновь сооружённой в Карлсбаде великолепной русской церкви во имя свв. апп. Петра и Павла (1893 – 1897 гг., арх. К.А. Ухтомский и Г. Видерман). Отец Александр только что был награждён митрой, и в ней совершил торжественное освящение храма в сослужении большого числа заграничного духовенства.

  Покинув Прагу, протоиерей Александр Лебедев в 1882 г. побывал в Московской Духовной Академии: он был приглашён туда  для получения магистерской степени за сочинение своё о латинском догмате Непорочного Зачатия.

      Вернувшись в С.-Петербург, отец Александр Лебедев был зачислен в штатцеркви Вознесения Господня, где он прослужил приходским священником чуть больше одного года (с 24.10.1882 г. по 28.12.1883 г.).  Всё меньше горожан помнят, где стояла на Вознесенском проспекте красивая белая церковь с большим куполом и стройной колокольней – интересный памятник архитектуры XVIII века. Много лет минуло с 10.06.1935 г., когда, вскоре после праздника Вознесения Господня, она была закрыта и в сентябре 1936 г. взорвана, чтобы уступить место уныло-казённым школьным зданиям. Находилась она по адресу Вознесенский пр., 34 а, угол кан. Грибоедова (Екатерининского), 76.

За год своего служения в этом храме отец Александр Лебедев снискал искреннюю любовь среди новой семьи прихожан и богомольцев.

   Отец Александр Лебедев  отличался благородством души, мягкостью характера, отзывчивостью к каждому доброму делу, деятельностью на церковно-литературном поприще и безукоризненным исполнением пастырского служения Святой Церкви. Всё это не могло остаться незамеченным высшим духовным управлением, и 28.12.1883 г. протоиерей А.А. Лебедев был назначен к Казанскому собору настоятелем, где и оставался на своём месте 14 лет, до самой своей кончины в 1898 г.

01.01.1884 г. он уже отправлял первое своё священнослужение в Казанском соборе. Когда митрополиту Исидору заметили, что новый настоятель ещё молод для этого поста (отцу Александру было 50 лет), митрополит отвечал: «дольше прослужит».

Это был деятельный и просвещённый пастырь, которого сразу полюбили прихожане Казанского собора. Его подкупающая, врождённая простота располагала к нему решительно всех: он каждого умел выслушать обстоятельно, каждому дать необходимые разъяснения и, несмотря на почтенный  возраст, не знал или, по крайней мере, не выказывал утомления. Отец Александр успевал находить время для работы на пользу благотворительных обществ, для деятельности учёной и церковно-литературной и ведения церковного хозяйства, а оно было обширным.

   Сразу заняв пост настоятеля, отец Александр обратил внимание на звонницу собора – на западном крыле, в пролёте бокового  парапета на Казанской улице. Пока вокруг звонницы не было высоких зданий, благовест можно было слышать довольно далеко. Застройка приглушила его, и это огорчало прихожан. Колокола были неправильно повешены: «против законов музыки – маленькие внутри, а большие снаружи». Некоторые старые колокола были повреждены или разбиты. В начале 1885 г. разбитые колокола были перелиты, и можно было создать полный звон. Эту работу поручили известному по своей добросовестности и знанию своего дела военному инженеру капитану Алымову. Все колокола были помещены им в одном месте – маленькие впереди, а большие сзади. Позади ставилась отражательная стенка, которая направляла звуки на площадь собора и далее по Невскому проспекту и другим улицам.

   Вслед за этим  был отремонтирован церковный дом, в котором перестраивались конюшни и каретные сараи. Проект и смету составил епархиальный архитектор Г.И. Карпов, а сами работы произвёл подрядчик Андрей Седов, который чуть позже, в 1886 – 1887 гг., выполнил окраску и поправку фасадов Казанского собора.

   В  1885 г. прихожане и богомольцы собрали 9,5 тысяч рублей на украшение серебром престола в главном алтаре, чтобы он соответствовал иконостасу. Рисунок сделал арх. Н.В. Набоков, а воплотил его в материале (серебра пошло 11 пудов) в следующем году мастер Арсений Соколов. Боковые стенки престола украшали цитаты из Священного Писания, а на задней были вырезаны имена жертвователей и их усопших близких. Верхняя доска была отлита из чистого серебра и стоила 3 тысячи рублей. Император Александр III подарил для передней стенки престола крест из ляпис-лазури и 8 колонн из калганской яшмы, выточенных на Петергофской гранильной фабрике. В 1886 г. для главного алтаря был изготовлен серебряный семисвечник, а в 1890 г. изготовлены две пудовые серебряные кованые хоругви в соответствии серебряному иконостасу и престолу. Академик В.В. Васильев написал на хоругвях иконы: на одной – «Воскресение Христово» и «Казанская Божия Матерь», на другой – «Крещение Господне» и «Знамение Божией Матери». Хоругви обошлись в 16 тысяч рублей, жертвователь остался неизвестным. (архитектор Н.В. Набоков, мастер А. Соколов). В 1886 г. в главном алтаре перед жертвенником был поставлен небольшой крестовидный иконостас, вырезанный П.С. Абросимовым по эскизу архитектора Н.В. Набокова. 3 иконы для него взяли из ризницы, а 4-ю написал академик И.К. Макаров.

   В ноябре 1892 г., в память о чудесном спасении императорской семьи во время крушения поезда у станции Борки под Харьковом, у южных закрытых дверей собора была установлена Голгофа: изображение распятого Спасителя, Божией Матери и св. Иоанна Богослова на фоне погружённого во мрак Иерусалима.

   Особенно усердно почитая Пресвятую Богородицу, отец Александр задумал издать репродукцию с чудотворной иконы. Чтобы сделать её точную фотографию, он в 1897 г. лично возил образ из собора в Экспедицию заготовления государственных бумаг на Фонтанке. Эта фотография была растиражирована и продавалась в соборе.

   С весны до середины осени 1892 г. в Казанском соборе, не ремонтировавшемся уже более 20 лет, был произведён ремонт, который предусматривал «снаружи окрасить и исправить все крыши, водосточные трубы и все стены кругом с колоннадами, а внутри вычистить, исправить, окрасить и обновить все своды и стены с купола до пола». Этот ремонт выполнил подрядчик Седов за 13742 руб. Кроме того, была отреставрирована живопись, серебряные иконостасы, изготовлены новые люстры, возобновлена позолота, для царского места выткана новая бархатная драпировка, были застеклены иконы, чтобы уберечь отреставрированную живопись от копоти свечей, пыли и сырости.

   Так как в соборе не было отдельной ризницы, облачения хранились в комодах и шкафах, стоявших в алтаре. Настоятель решил воспользоваться пустым и обширным подвалом под алтарём и устроить там ризницу и комнату для певчих с проделкой в сводах винтообразной лестницы вниз. Соответствующий проект выполнил архитектор А.А. Парланд, и вскоре в храме была устроена новая ризница, которую осветили электричеством (его вырабатывал локомобиль у южного фасада собора). Одновременно в собор провели водопровод (до этого воду носили ушатами через алтарь северного придела). Кроме того, в соборе улучшили вентиляцию: подрядчик Седов обнаружил в стенах забытые вентиляционные отверстия и расчистил их. Были восстановлены печи, которые стали регулярно протапливать. 

   В декабре 1893 г. ремонт был закончен. Он обошёлся соборянам всего в 77 тысяч рублей. По завершении ремонта отец Александр просил консисторию разрешить ему расходовать ежегодно на очистку стен, окон, золочёных украшений по стенам собора от копоти и пыли по 500 руб. из соборных сумм. Епархиальное начальство дало на это согласие.

   Благодаря стараниям отца Александра в 1896 г. был приобретён дом № 33 по Екатерининскому каналу, а в 1897 г. был куплен за 224 тыс. руб. дом № 4 по Казанской улице. В нём были помещены священник, диакон, просвирня, регент и певчие.

   Протоиерей А.А. Лебедев был с момента его перевода в Казанский собор на протяжении 5 лет членом Общества вспомоществования бедным прихода Казанского собора, а с 1888 г. до своей кончины, 23.03.1898 г., возглавлял его, будучиПредседателем Совета Общества. При нём была открыта бесплатная столовая для бедных, где нуждающиеся могли совершенно бесплатно получить питание 3 раза в день, одежду, обувь, билеты на мытьё в бане, пособие на оплату жилья, а также медицинскую помощь, содействие в поисках работы и т.д. Благодаря усилиям отца Александра был организован Дом  трудолюбия для бедных женщин, нуждающихся в работе. Его деятельность заключалась в предоставлении желавшим трудиться бедным, престарелым или немощным женщинам посильной, несложной работы, не требующей специальной подготовки, но сразу же предоставлявшей заработок (например, помощь на кухне, в столовой, по пошиву одежды для бедных и т.д.) Немало сил он приложил для приобретения в 1897 г. нового здания на Екатерининском канале № 33, где разместили все благотворительные организации Общества, занимавшие до той поры разные здания. К сожалению, произошёл этот переезд лишь после смерти отца Александра в 1898 г. По его же предложению вскоре в этом здании устроили и Дом дешёвых квартир, где за самую малую плату бедные люди могли арендовать небольшую тёплую квартиру или комнату. В холодном и промозглом климате С.-Петербурга это недорогое жильё спасло тогда не одну человеческую жизнь от смерти на улице.

   Священник Казанского собора Дмитрий Рождественский сказал в надгробной речи: «Наше благотворительное общество для бедных прихожан, в коем он (протоиерей А.А. Лебедев) был Председателем, при нём в особенности, если можно так выразиться, било ключом кипучей жизни. При нём была основана бесплатная столовая для бедных, при нём приют для детей получил особую организацию, при нём был основан Дом трудолюбия. Последняя забота его была – приобретение собственного дома для всех этих учреждений».

   Всюду, где только требовалось участие отца Александра Лебедева, были видны его опытность, участливое отношение к делу и любовь к ближнему.

   Среди прихожан и богомольцев Казанского собора отец Александр пользовался глубоким уважением и любовью. 03.05.1894 г. исполнилось ровно 30 лет, как отец Александр был рукоположен во священный сан, прослужив 10 лет священником и 20 лет протоиереем. В 1894 г., по случаю поднесения от прихожан Казанского собора золотого, осыпанного бриллиантами, наперсного креста, ему был составлен адрес, где в тёплых выражениях было оценено его десятилетнее служение в Казанском соборе. Особенную выдающуюся здесь заслугу отца Александра составляло столь успешно совершённое им обновление Казанского собора. Отец Александр был многократно награждаем как от епархиального начальства, так и от Святейшего Синода; но главная награда ему за долголетние и многоплодные труды – это любовь паствы.

    За время служения в Казанском соборе не раз приходилось ему встречать в нём Императора Александра III и членов Августейшего Дома. Как вспоминала его дочь Е.А. Лебедева, «особенно торжественно и радостно было посещение Государем и Августейшей Семьёй собора 23.10.1888 г., после известной катастрофы в Борках; публику в собор не пускали, но он был наполнен, были, кажется, институты и ещё какие-то учебные заведения; от нас же были – старицы нашей богадельни, приют-школа, пустили и нас, семейных членов причта».

   Отец Александр Лебедев активно участвовал в работе Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви и был членом его Совета. Общество начало свою работу 04.04.1881 г. молебном в Казанском соборе перед Казанской иконой Божией Матери. Оно ставило своей целью утверждение и распространение во всех слоях русского народа истинных понятий о православной вере и благочестии посредством бесед, чтений и издания литературы. В первые годы своей службы в С.-Петербурге отец Александр Лебедев примкнул к деятельности тогда только что образовавшегося здесь религиозно-просветительского Общества, и в 1883 г. был даже членом Совета, принимая участие в ведении духовных бесед в доме г. Максимова, в Казанском соборе и др.

   Назначение отца Александра настоятелем Казанского собора, новое, почётное среди столичного духовенства служение, дало ему возможность проявить разностороннюю и полезную пастырскую и церковно-общественную деятельность.

26.03.1883 г. протоиерей А.А. Лебедев был назначен членом Учебного Комитета при Св. Синоде. В этой должности он пребывал до самой смерти. Отец Александр очень дорожил этой деятельностью, державшей его в сфере духовных интересов и в курсе богословской мысли своего времени: он заведовал богословским отделом. По поручению Учебного Комитета он часто писал свои компетентные отзывы о тех или других учебных и научных книгах. При рассмотрении в Учебном Комитете новых программ и руководств по нравственному богословию, у него зародилась идея самому написать такое руководство. Некоторые главы он начал печатать в конце жизни в прибавлениях к «Церковным Ведомостям». Схоластическая постановка всей системы этой науки смущала отца Александра. Он считал, что «христианская нравственность в существе своём зиждется во Христе; Спаситель представляется как бы источником, из которого проистекает вся христианская нравственность. Она должна определяться не внешними правилами, а любовью ко Спасителю. Немногими словами можно бы сказать, что всё то, что согласно с этой любовью, нравственно, а что несогласно, не нравственно. … Вся наша жизнь есть богослужение, не учиться нравственным правилам нужно, а идти в общение с нашим Спасителем, Который не удаляется, а ждёт нас и идёт навстречу нам, идти путём любви Христовой». К сожалению, из-за смерти отца Александра труд этот остался незакончен.  

  За время своей службы протоиерей А.А. Лебедев исполнял разные поручения: так, он  безвозмездно трудился в Кронштадте по преподаванию Закона Божия и был помощником благочинного, состоял членом С.-Петербургского семинарского правления, старшим попечителем С.-Петербургского епархиального Попечительства с 10.02.1893 г. по 07.07.1896 г., состоял членом Синодальной Конторы. Протоиерей А.А. Лебедев был почётным членом, членом Совета Славянского благотворительного Общества, Миссионерского Общества и Палестинского Общества. В 1887 г. Московская духовная академия избрала его в почётные свои члены. Кроме того, он был почётным членом Казанской духовной академии.

Из иностранных наград он имел высшие ордена сербский св. Саввы 2-й ст. со звездой и черногорский Даниила I-го 2-й ст. тоже со звездой и др. Кроме того, он был награждён орденами: Св. Анны 2-й ст., Св. Владимира 3-й ст.

В 1897 г. он был пожалован митрою (До 1917 г. эта награда распространена не была, митру имели очень немногие священники белого духовенства, награждённые за беспорочную службу и заслуги перед Церковью. Жаловалась митра Императором указами Кабинета Его Императорского Величества).

   В семействе у отца Александра были жена, Екатерина Петровна, сын и две дочери (ещё несколько детей умерли от болезней). Протоиерей Василий Маренин писал: «Как приятно было войти в дом его, где строго-христианское направление семьи как бы  восполняло его служение церковное. Молитва и благословение пастырское сопровождали и пищу, и питие, в его доме можно было всегда найти только одно благочестивое и интеллигентное общество в самом лучшем смысле этого слова; и здесь, у себя дома, светильник ума и сердца его согревал и просвещал не одних только домашних».

   День Ангела отца Александра приходился на 30 августа (по ст. стилю). День этот оказывался трудным, — долгая праздничная служба, крестный ход в Лавру, в котором он непременно участвовал. Домой он в этот день возвращался поздно, празднование именин проходило семейно.

   Всё чаще батюшку стали беспокоить боли в сердце. В виду тяжкой болезни отца Александра врачи настаивали на необходимости оставить трудную службу в Казанском соборе, он не мог представить себя отдельным от собора. Из воспоминаний его дочери Е.А. Лебедевой: «Болезнь открылась как-то в декабре 1897 г. сильным сердцебиением, заставившим отца моего лечь и пригласить врача. … Обилие деловых отношений по разным его должностям, большая сложность церковного соборного хозяйства, всё это соединялось с неизбежными волнениями, столкновениями; были, конечно, и разные обстоятельства частной жизни, оставившие после себя след. Когда же у отца припадок сердцебиения прошёл, он продолжил своё служение, и пришлось ему пойти причащать в высокий этаж; запыхавшись и распахнувши шубу, он, на почве ослабленного сердца, захватил крупозное воспаление лёгких. Приглашённые на консилиум профессора сразу же сказали нам, семейным, что состояние сердца безнадёжно. Отец мой так и не узнал этого приговора, но, будучи ещё полон жизненных сил и ясности сознания, сказал нам, что на каждую болезнь надо смотреть как на последнюю, пожелал пригласить своего духовника – отца иеромонаха из часовни, — исповедался и приобщился;  это было перед самым Рождеством.  … Наступила длительная трёхмесячная болезнь. … Два раза, кажется, за время болезни посетил отца моего отец Иоанн Кронштадтский, но восстановление прежних сил, по очевидному определению Божию, было невозможно, продление же жизни при необходимости идти в отставку, за штат, было бы для отца крайне тяжело; — он и то страдал во время болезни, что отлучён был от службы…» На 65-м году жизни, после продолжительной болезни сердца, настоятель Казанского собора отец Александр Лебедев скончался. 23 марта 1898 г. в 9:45 утра, причастившись Святых Христовых Таин, протоиерей Александр Алексеевич Лебедев отошёл ко Господу. 26 марта 1898 г., в день отдания праздника Благовещения, он был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры. Могила отца Александра Лебедева упоминается в СПб некрополе, но в современных путеводителях не упоминается, с большой степенью вероятности можно говорить об её утрате.

  В сердцах всех знавших его близко, многочисленных его духовных детей и прихожан он оставил по себе самую светлую память всеми добрыми делами своей воистину трудовой жизни, нелицемерной христианской любви и мира.

Котул Татьяна Сергеевна,

прихожанка Казанского кафедрального собора

Главная | История собора | О Казанской иконе | Богослужения | Медиатека | Паломничества | Социальный центр | Газета

Санкт-Петербург, Казанская площадь, д. 2
Секретарь: (812) 314-46-63   sobor.go@mail.ru    Вахта: (812) 314-58-56 (с 8 до 21)

Создание сайта - iFrog