О реставрации Казанского собора Санкт-Петербурга ( автор: Марк Иванович Коляда, главный архитектор проектов реставрации Казанского собора)

20 февраля 2016

Уважаемые петербуржцы, прихожане Казанского кафедрального собора, в 2015-м году завершился третий этап реставрации фасадов Казанского собора, в частности, северного фасада со стороны Невского проспекта.

            Реставрация собора выполняется по согласованной в госорганах охраны культурного наследия России научно-проектной документации, соответствующей международным требованиям ЮНЕСКО.

            Методика реставрации разработана на основе результатов научных исследований материалов натуры и исторических сведений о ремонтах собора на протяжении 2-х веков существования памятника.

            За время реставрации Казанского собора выполнено:

восстановление авторской гидроизоляции цокольной части здания, в результате чего исчезла вода в подвалах под крыльцами (портиками) собора; вычинены и законсервированы кирпичные конструкции цокольной части здания; отреставрирована гранитная облицовка цоколя церкви и подиума колоннад с проездными арками; выполнен ремонт деревянных конструкций крыш собора; заменено на медь кровельное покрытие крыш; выведены из аварийного – разрушенного состояния все балясины балюстрады  над колоннадами, сейчас решается вопрос о цветовом их облике и консервации камня.

            После решения основных проблем реставрации цоколя и крыш в 2011 году приступили к реставрации фасадов, где главная задача состоит в консервации туфа – камня колоннад и облицовки стен. Защитой мягких пород камня, таких как пудожский туф и травертин, являющихся известковыми породами, обладающими большой пористостью и уязвимостью от окружающей среды, обеспокоены технологи-реставраторы не только в России, но и за её рубежом.

            В настоящее время наилучшим консервантом для этих пород определена немецкими и нашими технологами известь – диспергированная известь, имеющая свои преимущества перед гидравлической в том, что она быстрее схватывается и имеет более высокую прочность после твердения.

Этот консервант известковых пород позволяет камню жить своей внутренней жизнью: дышать, функционировать капиллярным потокам и не разрушаться от солнечной, ветровой и дождевой агрессии, будучи защищённым известковой накрывкой.

Санкт-Петербург. Казанский собор. Фрагмент цокольной части аттика южного фасада до реставрации.  15.10.2015 г.  Фото М.И. Коляды.

 

Приглядитесь, пожалуйста, к этой фотографии фрагмента цокольной части аттика южного фасада. Это камень ничем не защищённый. Вот так его обработали солнце, ветер и вода! И нам придётся на этом участке возобновлять облицовку новым камнем.

            Накрывка колонн и стен собора, толщиной 0,5 мм – имеет цвет пудожского камня (этот цвет, подобран по эталону цвета под № 67, утверждён в 2011 году КГИОП, главным архитектором проектов реставрации собора и технадзором Министерства культуры России).

            На художественных изображениях Казанского собора ХIХ столетия собор представлен авторами в светлых охристых тонах.

            Кандидат архитектуры А.С. Терехин, глубоко изучивший творчество своего гениального земляка А.Н. Воронихина, в книге «Архитектор Андрей Воронихин», (Пермское книжное издательство, 1968 г.) пишет: «… стены собора, выложенные из кирпича, были облицованы пудожским камнем (по названию деревни Пудость, вблизи Гатчины, где были каменоломни). Этот камень привлёк внимание зодчего тем, что он легко пилится и колется, а после пребывания на воздухе затвердевает и приобретает необходимую прочность. Чтобы предохранить камень от разрушения во влажном и холодном климате, поверхность его для закрытия неровностей и пор затиралась алебастром».

Известно немало примеров, когда воздвигаемые каменные строения рушились, т.к. строителей подводило незнание свойств избранных для строительства материалов. Так в 1474 году рухнул Успенский собор, воздвигнутый в Московском Кремле псковскими архитекторами Кривцовым и Мышкиным из местного известняка. Вызванный из Италии зодчий Аристотель Фиораванти определил, что Москва не Псков, московский камень плохой, мягкий. Поэтому итальянские мастера наладили изготовление в Москве нового, прочного кирпича, из которого удалось построить и собор, и стены, которые стоят до сих пор.

Другой пример, уже из нашей действительности: из-за нескольких неудачных реставраций 32-метровый обелиск в Гатчине, именуемый Коннетабль (построен в 1793 году, облицован пудожским камнем), сейчас пришлось разобрать почти до основания, т.к. облицовку из этого камня при реставрации положили в соприкосновение с бетонной поверхностью, а при ремонте парапета был использован не пудостский камень, а песчаник; в результате появился опасный крен колонны, а её облицовка стала крошиться, не выдержав  сотрясений от проезжающих вокруг неё автомашин… Осенью 2016 года, к 220-летию Гатчины, как полагают реставраторы, Коннетабль по новой технологии, учитывающей свойства пудожского камня, будет полностью восстановлен.

Проблемой является и то, что многие используемые в строительстве мягкие природные камни до сих пор находится в фазе изменения. Так в настоящее время защитой травертина (промежуточная форма камня между известняком и мрамором, образованная из известняка, находящегося тысячелетиями под большим давлением), из которого сооружена архитектором Бернини колоннада перед собором Св. Петра в Риме озабочены её реставраторы,  так как использованный римский известняк травертин – это чудесный, легко поддающийся обработке стройматериал, но он также восприимчив к выветриванию и загрязнению, тем более в таком крупном городе как Рим с высокой плотностью дорожного движения (частицы грязи, водоросли и микроорганизмы покрывают пористую поверхность из травертина во многих местах чёрной коркой).

            А как известно, облик сооружения создаётся его объёмно-планировочной структурой, пропорциональными соотношениями его частей между собою и общим объёмом, а также и цветом.

            Дополняют облик сооружения его выразительные художественные детали. Облик воспринимается на расстоянии, детали и материалы – вблизи.

            Прогуляйтесь вокруг Казанского собора, полюбуйтесь его удивительно прекрасными фрагментами колоннады в ракурсе, подойдите ближе, потрогайте ладонью колонны западного портика – главного входа в собор с Казанской улицы. Вы убедитесь, что колонны собраны из блоков, между которыми проглядывают свинцовые прокладки. Вы убедитесь, что камень колонн имеет поры и ощущается фактура его.

            За четыре года накрывка «осела» и фактура стала более осязаемой. Наши вставки на местах утрат не проявляются, как на не реставрированных нами южном и восточном фасадах, где они заметны своей чернотой.

            В прошедшем столетии не имелось диспергированной извести, утраты камня возмещали цементным раствором, некоторое время фасады были покрыты синтетической краской, а под ней камень и вставки не дышали, запарились и разложились. Нам приходится их заменять новым туфом. Укрепляем вставки на теле колонн на известковый раствор, крупные ставятся ещё и на пироны из нержавеющей стали, которая не коррозирует во влажной среде и тем самым обеспечивает долговечность камню.

Возвращаясь с этой прогулки, дойдя до Невского, обернитесь на собор. Вы убедитесь, что светлый собор стал величественным, чётче проявилась его красота, соразмерность его частей, читаются все резные детали капителей и на фризе под карнизом. Собор стал добрее, притягивает к себе и восхищает зрителя.

            Пудожский туф использовался при строительстве Казанского собора не для устройства на фасадах экспозиции слоёв и фактуры этого камня, а для изготовления из него изящной резьбы архитектурных и художественных деталей фасадов – тяги, профили, детали капителей, розетки, кронштейны под карнизом, горельефы на аттиках.

            Реставрация Казанского собора весьма сложная работа: мы ведь поставили на места отпавшие детали капителей, восполнили по месту утраты на валютах и растительных деталях. Сетки с капителей сняли, но возможно, к ним придётся вернуться, так как голуби своим помётом совсем не способствуют долголетию камня.

            Подчёркиваю, что наша работа с Казанским собором направлена на возвращение памятнику первоначального облика, на укрепление его технического состояния, максимально сохраняя исторические конструкции и материалы, из которых он создан.

Спасибо за внимание, я готов встретиться с прихожанами в Казанском соборе и показать реставрацию фасадов его.

Всем всего наилучшего!

 

                                               М.И. КОЛЯДА, 

главный архитектор проектов реставрации Казанского собора,  архитектор-реставратор высшей категории, член Федерального научно-методического совета по охране и использованию объектов культурного наследия России

Главная | История собора | О Казанской иконе | Богослужения | Медиатека | Паломничества | Социальный центр | Газета

Санкт-Петербург, Казанская площадь, д. 2
Секретарь: (812) 314-46-63   sobor.go@mail.ru    Вахта: (812) 314-58-56 (с 8 до 21)

Создание сайта - iFrog