100 ЛЕТ ПОДВИГУ "СУВОРОВУ РАВНОМУ" ПРИ ЭРЗЕРУМЕ

16 февраля 2016

100 лет Эрзерумской операции

Продвижение русской армии в Турции к лету 1916. Нива №31, 1916

Начатая (28.12.1915)10.01.1916 года и закончившаяся к (12)25.03.1916 года семидесятипятидневная операция, называемая по конечному её итогу Эрзерумской, вошла в русскую военную историю как самая удачная и блестящая в ходе Первой мировой войны на восточном театре военных действий. Успешное её проведение поставило Турцию — основного противника России на Кавказском фронте — на грань катастрофы и лишило Германию одного из её союзников.

Советской историографией Первая мировая война трактовалась однозначно как захватническая и империалистическая. Сов-историки, вооружённые "единственной и непогрешимой" ленинской концепцией в данном вопросе, старались избегать тематики, связанной с успехами России на фронтах Первой мировой. За восхваление подвигов Царских генералов можно было поплатиться не только научной карьерой, но и жизнью. Военные неудачи, напротив, привлекали излишнее внимание и трактовались как доказательства "порочности прогнившего государственного строя".

Именно поэтому на протяжении всего XX века Эрзерумская операция (впрочем, как и все события 1915-1917 годов на восточном театре Первой мировой войны) оставалась малоизвестной, малоизученной и малозначимой страницей военной истории дореволюционной России.

В СССР писали и говорили об Эрзеруме только советские военные специалисты — достаточно сухо и идеологически выдержанно, не называя имён участников тех далёких событий и не давая никаких политических оценок. Историки из Эмиграции были куда более свободны в своей работе.

Сегодня, спустя столетие с начала Первой мировой, совершенно необходимо возвращаться к забытым и почти неизвестным широкой общественности событиям нашей истории, чтобы в очередной раз не прослыть Иванами, не помнящими родства.

 

Ситуация на ближневосточном театре военных действий

После неудачных операций в Восточной Пруссии и Галиции, в 1915 году Россия перенесла своё внимание на Ближний Восток, где рассчитывала выполнить свою главную внешнеполитическую задачу: овладеть Турецкой Арменией, где к тому времени вспыхнуло мощное национально-освободительное движение, районом проливов с Константинополем и одновременно утвердиться в Северо-западной Персии.

Все державы Антанты — Англия, Франция и Россия с самого начала войны имели свои интересы на Балканах и в разделе Турции. Англия и Франция, облюбовав свою долю «наследства» в Османской империи, стремились опередить Россию в захвате проливов и Константинополя, для чего была предпринята в 1915 году Дарданельская операция, закончившаяся в январе 1916 года полной неудачей. Англия, предпринимая эту операцию, намеревалась использовать указанные объекты в будущем политическом торге со своими союзниками, в частности — с Россией.

Безусловно, на ближневосточном театре, общем для армий Антанты, можно было достигнуть, при доброй воле верховных командований союзников, полной согласованности в действиях. Однако, по вполне понятным причинам, каждая из держав Антанты старалась охранить зону своего влияния от чужого вторжения.

Перед началом Эрзерумской операции, в связи с планом создания в пределах Азиатской Турции подконтрольной России "Великой Армении", русская дипломатия стремилась, с одной стороны, к выходу на побережье Средиземного моря, к Александреттскому заливу, на который претендовала Франция, с другой стороны — к завладению обширной береговой полосой Черного моря от г. Синсш, лучшей морской базой на этом море; и здесь опять сталкивались интересы России и Франции.

На юге зона «преобладания» интересов России примыкала к Мосульскому нефтяному району, на который одновременно претендовали Англия и Франция.

В декабре 1914 — январе 1915 года командованием Кавказской армии была предпринята успешная Саракамышская операция, следствием которой стало значительное укрепление русских позиций в Турции. В ходе не менее успешной Хамаданской операции в Иране (октябрь-декабрь 1915 года) были уничтожены германо-турецкие диверсионные отряды, занят город Хамадан и предотвращено вступление Персии и Афганистана в войну с державами Антанты.

Воспользовавшись русскими успехами, союзники уже готовились поделить между собой «турецкое наследство».

Крепость Эрзерум являлась узлом всех путей из пределов Кавказа со стороны Ольты, Сарыкамыша, Башкей и Алашкерта, чем и определялось его важнейшее стратегическое значение. К тому же Эрзерумская долина представляла собой обширный плацдарм и главную турецкую базу для операций в Закавказье. Овладение крепостью и прилегающей к ней территорией открывало дорогу на Карс, Трапезунд, Битлис — крупные наступательные базы турецких войск и давало возможность полного разгрома турецкой армии и флота на Кавказском фронте.

Победа на Кавказском фронте давала в руки русскому командованию главный козырь в переговорах с союзниками о дальнейшем разделении сфер влияния на Ближнем Востоке.

 

Силы сторон и положение их к началу Эрзерумской операции

К началу операции Кавказская армия под командованием генерала от инфантерии Н.Н. Юденича имела в своем составе 126 1/2 батальонов, 372 орудия, 208 сотен, 20 1/2 инженерных рот, 52 дружины ополчения. Противостоящая ей 3-я турецкая армия насчитывала 123 батальона, 122 орудия, 40 эскадронов и 8000–10000 курдов.

Таким образом, Кавказская армия при равенстве сил в пехоте (по числу батальонов) превосходила 3-ю турецкую армию в три раза в артиллерии и в пять раз в регулярной коннице. Кроме того, русские располагали авиацией, которой у турок в этот период на Армянском театре еще не было.

Состав русских батальонов доходил в среднем до 800 штыков, а в 39-й пех. дивизии превосходил 1 000 штыков, тогда как турецкие батальоны в среднем насчитывали по 500 штыков. Сообразно этому 3-я турецкая армия была в состоянии сосредоточить к району — операций до 60 000 штыков, русские же располагали силами до 75 000 штыков.

Главные силы обеих сторон были развернуты на фронте от Черного моря у Архане до южного берега озера Ван.

 

Оперативные планы. План Турции

Главные силы 3-й турецкой армии, оборонявшиеся на Ольтинском и Сарыкамышском направлениях, имели задачей прикрыть кратчайшие пути, выводившие к Эрзеруму.

На обоих флангах турки были надежно обеспечены горной местностью, особенно малодоступной в зимних условиях. Правый фланг 3-й турецкой армии упирался в высокие, сильно пересеченные глубокими оврагами и ущельями бездорожные хребты Среднего армянского Тавра, который ограничивал Пассинскую долину с юга. Левое крыло упиралось в южные отроги Понтийского Тавра, не допускавшие действий значительных сил. В итоге главные силы 3-й турецкой армии были прочно обеспечены горами от обходов как со стороны Батума, так и со стороны Эривани.

Занимая такое выгодное положение, турецкое командование рассчитывало всю зиму упорно обороняться от русских на приграничных рубежах. Наступление противника в холодное время года турки считали маловероятным, но в случае нападения зимой, они рассчитывали дать «генеральное сражение» на горном укрепленном рубеже в приграничной полосе, который они заняли в итоге неудачно сложившейся для них в начале войны Сарыкамышской операции. Отход к Эрзерумским укреплениям не предусматривался в это время года.

Между тем, создав несколько серьёзных оборонительных рубежей, турки совершенно пренебрегли обороной на участке в зоне села Кеприкей. В случае прорыва этого рубежа турки должны были отступать непосредственно в Эрзерумский укрепрайон.

Кроме того, будучи уверенным в бездействии русских, турецкое командование решило перебросить часть сил на борьбу с англичанами в Месопотамии, чтобы до весны покончить с ними. Затем оно планировало развить наступление в Персии и ослабить тем самым русский Кавказский фронт. Весной же турки предполагали, собрав превосходные силы, сломить сопротивление Кавказской армии на главном Сарыкамышском направлении.

 

План России

Разработка плана Эрзерумской операции основывалась на данных разведки Кавказского фронта. Благодаря её оперативным действиям, русское командование было отлично осведомлено о планах противника, об ожидающимся весной пополнении 3-ей армии свежими силами из Константинополя, о слабых и сильных сторонах оборонительной стратегии турок.

Поэтому, правильно оценив назревавшую на Кавказском фронте обстановку, командующий Кавказской армией Н.Н. Юденич в решил перейти в общее наступление против 3-й турецкой армии с целью разбить её до усиления ожидавшимися в марте 1916 года сильными подкреплениями.

Сроком начала Эрзерумской операции был намечен конец декабря (по ст. ст.), в дни рождественских праздников, когда турки меньше всего ожидали активных военных действий со стороны РИА. Операция должна была продлиться не более месяца.

Согласно плану Юденича, основной удар русских сил направлялся в центр расположения 3-й турецкой армии — на стык двух турецких группировок, оборонявшихся на Ольтинском и Сарыкамышском направлениях. Сильно пересеченная горная местность на избранном участке прорыва, мало удобная для маневрирования, оказалась слабо укреплена турецкими войсками: нападения именно здесь, в районе селения Кеприкей, никто не ждал.

2-му Туркестанскому корпусу генерала Пржевальского предписывалось начать наступление на два дня раньше, чем остальные силы фронта. Затем переходит в наступление 1-й Кавказский корпус (командующий — генерал Калитин), который должен развить серию напряжённых атак, отвлекая на себя внимание противника. У противника создаётся впечатление, что на фронте 2-го Туркестанского корпуса идёт лишь демонстрация прорыва, а на фронте 1-го Кавказского корпуса наносится главный удар. Тем временем 2-ой корпус Пржевальского наносит короткий, но энергичный удар и прорывается в малоукреплённый район с. Кеприкей, а оттуда к Эрзеруму.

Чтобы турки не могли произвести каких-либо перебросок с остальных участков обширного фронта, одновременно с переходом в наступление указанных корпусов было намечено проявить большую активность и на фронтах Приморского отряда (Батумское направление), 4-го кавказского корпуса (Эриванское направление), Ван-Азербайджанского отряда (на Ванском и Урмийском направлениях) и экспедиционного корпуса в Персии (на Керманшахском направлении).

План Юденича отличался ясностью, простотой и целеустремленностью. В основу плана заложен элемент внезапности, что и обеспечило ему полный успех.

 

Ход операции

В ходе Эрзерумской операции можно выделить следующие периоды (даты указаны по старому стилю):

а) Кеприкейское сражение (с 28 декабря 1915 г. по 8 января 1916 г.);

б) подготовка к штурму Эрзерумского укрепленного района (с 8 по 30 января 1916 г.);

в) штурм Эрзерума (с 30 января по 3 февраля 1916 г.);

г) преследование 3-й турецкой армии и операции на флангах главных сил Кавказской армии.

 

Кеприкейское сражение

Общая идея наступления заключалась в прорыве центра турецкого фронта в направлении на с. Кеприкей. Штаб Кавказской армии разработал операцию по взятию Кеприкейской позиции и крепости Гасан-кала, прикрывавших путь к Эрзуруму. Главный удар наносили на правом северном фланге Кавказской армии 2-й Туркестанский корпус генерала Пржевальского и 1-й Кавказский корпус генерала Калитина. Им предписывалось наступать через горы Гай-даг и Коджух, прорваться через несколько линий обороны и выйти в тыл турецким войскам, занимавшим Кеприкейскую позицию

В центре фронта, нанося вспомогательный удар на Хныс и Муш, турок атаковал 4-й Кавказский корпус Де-Витта, Приморская группа Ляхова наступала на побережье, Батумский отряд кораблей должен был сорвать турецкие перевозки через Трапезунд.

7 января после сильной артподготовки части 2-го Туркестанского корпуса Пржевальского пошли в атаку и захватили передовую линию вражеских окопов на горах Гай-дага. Турки стали контратаковать. Но турецкое командование, не готовое к столь быстрому повороту событий, бросало в бой свои части поспешно и разрозненно. Туркестанский корпус, успешно отбивая встречные удары, продолжал постепенно продвигаться вперед.

12 января началось общее наступление 2-го Туркестанского и 1-го Кавказского корпусов. За двое суток непрерывных боёв русские корпуса смяли левый северный фланг турецкой обороны, и 14 января вышли в тыл Кеприкейской позиции противника, угрожая её коммуникациям с Эрзурумом. Начались тяжелые, кровопролитные встречные бои.

Командующий 3-й турецкой армии Махмут Камиль-паша, чтобы сдержать натиск РИА, перебрасывал на север части с южного фланга, в конце концов, ослабив его до предела. Чем воспользовался Юденич. 18 января он нанёс удар по ослабленному южному флангу турецкой обороны. Оборона турок дрогнула и развалилась. Началось беспорядочное отступление. Русские захватили более 2 тыс. пленных, и ринулись в преследование. Юденич направил в прорыв из своего резерва Сибирскую казачью бригаду генерала Раддаца, и она стремительным броском 19 января с ходу ворвалась в крепость Гасан-кала, не позволив отступающим туркам занять в ней оборону. Перемешавшиеся части противника откатились в Эрзерум.

 

Подготовка к штурму Эрзерумского укрепрайона

Главная система Эрзерумских укреплений представляла собой труднопроходимые горы, умело оборудованные мощными фортификационными сооружениями.

Для наглядности можно представить, что очертания горных хребтов у Эрзерума имеют в некоем приближении форму буквы «Z» (север «сверху»). Верхняя черта — хребет Гяур-даг (Собачьи горы), нижняя — хребет Палантекен. А косая черта — горы Деве-Бойну, преграждающие путь к самому городу и его цитадели, лежащему в 10 км западнее, за «нижним углом» буквы.

А «верхний правый угол» прикрывался нагорьем Карга-Базар, и между ним и хребтом Гяур-дага имелся проход Гурджи-Богаз. Горы были серьёзные, высота их достигала 2400 м, и укрепили их на совесть.

С севера была построена полевая оборона, а дорога через Гурджи-Богаз запиралась двумя фортами. Хребет Деве-Бойну был вообще превращен в единую фортификационную позицию — на нём в 2 линии были возведены 11 фортов: каменных многоярусных башен с бойницами для орудий, приспособленных для круговой обороны. С юга, со стороны хребта Палантекен — ещё 2 форта. Подступы к фортам защищались валами, системами рвов, между ними были установлены промежуточные батареи и пулеметные гнезда, способные перекрестным огнем простреливать всю местность. Общая протяженность оборонительных позиций составляла 40 км.

Однако, после успешного взятия крепости Гасан-кала и Кеприкейских укреплений, агентурные сведения указывали, что среди турок в Эрзеруме полный упадок духа, никто не готовится к обороне и крепость легко может быть взята простым преследованием по пятам отступающей турецкой армии. С другой стороны, имелись также сведения разведки о начавшейся спешной переброске турецких войск к Эрзеруму из Константинополя и Месопотамии. Таким образом, в ближайшем будущем русским предстояло встретить атаку уже превосходящих сил, опирающихся на Эрзерум. Медлить со штурмом было нельзя.

На этом основании командующий армией доложил главнокомандующему, что, по его мнению, улучшить свое положение русским можно было только овладением Эрзерумом, главной турецкой базой для всех их действий на Армянском театре. Однако главнокомандующий не согласился на немедленный штурм Эрзерума.

Свое несогласие он основывал на количестве артиллерии на фортах (300 орудий) и на политическом значении возможной неудачи этого штурма после всех неудач истекшего года на Русско-Европейском театре.

Пока командующие обменивались телеграммами, турки успели оправиться от начавшейся паники: бежавшие войска, прошедшие уже Эрзерум, были возвращены; стали приниматься меры по подготовке фортов к обороне, очищению дорог от снега и пр. Наконец, в конце января 1916 года было получено разрешение штурмовать Эрзерум — под личную ответственность командующего армией генерала Юденича.

 

План Юденича

Конечно, захватить укрепления Эрзерума с ходу было нереально. Юденич это прекрасно понимал, а потому тратил время не только на переговоры с главкомом, но и усиленно готовился к штурму Эрзерума. Генерал лично руководил работой своего авиаотряда, ставя задачи на детальную разведку. Солдаты обучались предстоящим действиям на высотах в своем тылу. Продумывалось и отрабатывалось чёткое взаимодействие разных родов войск. Для этого командующий применил новшество, создавая штурмовые отряды: на важнейших направлениях полкам пехоты придавались орудия, дополнительные пулеметы и саперные подразделения, чтобы разрушать долговременные укрепления врага.

Для участия в штурме привлекались 2-й Туркестанский корпус и 1-й Кавказский, а резерв составили Сибирская и 2-я Оренбургская казачьи бригады: всего 60 тыс. чел., 166 полевых орудий, 29 гаубиц и тяжелый дивизион из 16 мортир калибра 152 мм. На подготовку отводилось 3 недели.

Замысел Юденича состоял в том, чтобы прорвать фронт на северном правом фланге и, обойдя самые мощные оборонительные позиции турок, ударить на Эрзерум с западной, внутренней стороны хребта Деве-Бойну во фланг и тыл 3-й турецкой армии. Чтобы враг не мог усиливать одни участки за счет других, атаковать его предстояло одновременно по всей линии укреплений, десятью колоннами, без передышек, круглосуточно. Свои силы Юденич распределил неравномерно, и наступающие колонны были неравнозначны. Удары наносились как бы со «ступенчатым» наращиванием и взаимным усилением в сторону правого крыла.

 

Взятие Эрзерума

При начале штурма Юденич решил использовать фактор внезапности и атаковать турецкие позиции ночью под прикрытием метели. Атакующие русские части в своих маск-халатах становились практически невидимыми врагу.

Наступление было назначено на 11 февраля. Артподготовка началась в 14.00, а в 23 часа русские войска пошли на штурм. Ожидания Юденича оправдались, турки, не видя атакующие русские части, вынуждены были вести огонь вслепую, наугад, практически не причиняя вреда. Русские солдаты ворвались на позиции противника.

В течение двух суток бойцы ударных групп взламывали северный фланг турецкой обороны, беря одну укреплённую позицию за другой, захватывая один неприступный форт за другим, и 13 февраля вышли к самому сильному и последнему рубежу обороны крепости на северном фланге, форту Тафта. 14 февраля форт Тафта, атакованный кубанскими пластунами и стрелками 2-го Туркестанского корпуса, пал.

Весь северный фланг турецкой системы укреплений был взломан и русские войска вышли в тыл эрзерумской обороны. Тогда Юденич приказал корпусу Пржевальского изменить направление удара и двигаться не на Эрзерум, а повернуть за запад, на Аш-калу, и перехватить сообщения 3-й турецкой армии. В прорыв была введена конница: Сибирская бригада и полки 5-й казачьей дивизии. Одновременно 1-й Кавказский корпус Калитина возобновил атаки с фронта, и турки заметались — русские выходили им в глубокий тыл, грозя перерезать пути отхода. Ещё державшиеся форты превращались в ловушки.

Турецкие части начали спешно оставлять эти форты — Узун-Ахмет, Кабурга, Ортаюнов, Сивишик. Сам Эрзерум оборонять уже никто не стал. Вся 3-я турецкая армия с турецким и немецким командованием во главе устремилась в бегство. В 5 часов утра 16 февраля части Кавказской армии без боя вошли в Эрзерум.

 

Преследование противника

Однако русским войскам нельзя было ограничиться достигнутыми успехами при взятии Эрзерума. Сильные турецкие подкрепления стояли на путях к Эрзинджану и Диарбекиру. Они были выдвинуты с целью вернуть Эрзерум, и Кавказской армии для обеспечения завоеванной крепости пришлось продвинуться вперед, выровнять отставший правый фланг на Приморском направлении, занять крепость Битлис и значительно продвинуться между озерами Ван и Урмия на Моссульском направлении.

Юденич считал, что вследствие неустройства снабжения и слабости армии следует продвинуться лишь настолько, чтобы обеспечить Эрзерум, создав в нём свой укрепленный район. Но главнокомандующий потребовал занятия Мемахатуна, пункта, отстоявшего свыше чем на 120 км от Эрзерума.

В течение февраля и марта 1916 года продолжалось наступление: на Приморском направлении были заняты Атина, Мепаври и Ризе. На Байбуртском направлении в конце февраля был занят Испир, на Эрзерумском в середине марта — Мемахатун и на Битлисском в середине февраля — Муш и Ахлат, а ночной атакой 2 марта был взят Битлис.

В результате этого преследования отступавших турок кавказская армия к апрелю вышла на линию Ризе — Мемахатун — Башкала и далее на 1-2 перехода западнее Урмии и Миандуаба. 12 марта 1916 года Эрзерумская операция закончилась, начиналась Трапезундская, представляющая интерес как пример взаимодействий армий и флота.

 

Итоги и значение операции

В ходе Эрзерумской операции Кавказская армия пленила 13 тысяч солдат противника, захватила 300 орудий, 9 знамен, большие запасы продовольствия. Потери личного состава штурмовавшего Эрзерум российского войска составили убитыми всего 2300 человек, ранеными и обмороженными (в ходе всей операции) 14700 человек. Турки потеряли убитыми и ранеными 53 тысячи.

Начальник штаба верховного главнокомандующего генерал Михаил Алексеев отмечал: "Этот успех приобрел на Ближневосточном театре особую значимость на фоне неудач в ходе Дарданелльской операции и наступления англичан в Месопотамии".

Общие итоги боевых действий на Кавказском фронте в 1916 году во многом превзошли ожидания русского командования. Русские войска продвинулись вглубь Турции более чем на 250 км, овладев важнейшими и крупнейшими городами — Эрзерумом, Трапезундом, Ваном, Эрзинджаном и Битлисом. Кавказская армия выполнила свою основную задачу — защиту Закавказья от вторжения турок на огромном фронте, протяжённость которого к концу 1916 года превышала 1000 верст.

На занятых русскими войсками территориях Западной Армении был установлен оккупационный режим, созданы подчинённые военному командованию военно-административные округа. В июне 1916 года российское правительство утвердило «Временное положение об управлении областями, завоёванными у Турции по праву войны», согласно которому занятая территория объявлялась временным генерал-губернаторством Турецкой Армении, непосредственно подчинённым главному командованию Кавказской армии. При благополучном завершении войны для России, армяне покинувшие свои дома во время турецкого геноцида вернулись бы на свою родную землю. Уже в середине 1916 года началось экономическое освоение турецкой территории: построены несколько ветвей железных дорог.

Успехи России на Кавказе имели также огромное политическое и стратегическое значение для перевеса сил Антанты на восточном театре Первой мировой войны. Поскольку русские отвлекали на себя большую часть турецких сил, была остановлена турецкая операция в сторону Суэцкого канала и Египта, а английская экспедиционная армия в Месопотамии получила большую свободу действий. Осенью 1916 года турки выставили против Кавказской армии 27 дивизии, в то время как против англичан на Месопотамском и Сирийском (Суэц, Аравия и Палестина) фронтах сражалось только 18 турецких дивизий.

4 марта 1916 года было заключено англо-франко-русское соглашение о «целях войны России в Малой Азии»:

1) Россия получала район Константинополя и проливов и северную часть турецкой Армении, исключая Сивас;

2) Россия признавала право Англии занять нейтральную зону Персии;

3) Державы Антанты отнимали у Турции «Святые места» (Палестину).

 

Турция ещё не была окончательно повержена, но Россия заслуженно поучаствовала в разделе «турецкого наследства», получив именно то, ради чего вступала в Мировую войну: контроль над Константинополем, проливами Босфор и Дарданеллы.

Генерал Н.Н. Юденич за проведение сложнейшей Эрзерумской операции был удостоен очень высокой награды — ордена Св. Георгия 2-й степени. Эта награда ставила военный авторитет Николая Николаевича на особую высоту. За всю Первую мировую войну 2-ю степень ордена Св.Георгия получили только четыре человека, включая самого Юденича. Из Петрограда приехал великий князь Николай Николаевич и передал Юденичу глубокую признательность государя.

Однако практически все успехи РИА на Кавказском фронте в ходе Первой мировой войны были сведены на нет революционными событиями и последствиями большевистского переворота октября 1917 года.

После Февральской революции и отречения государя от престола генерал Юденич назначается командующим войсками Кавказского фронта. Временное правительство, верное союзническим обязательствам, потребовало от нового командующего наступательных действий. Но революционное разложение в значительной мере коснулось и войск Кавказского фронта. Результатом плохого снабжения и революционной агитации стало массовое дезертирство, неподчинение офицерам, падение дисциплины в войсках.

Наступать в таких условиях армия не могла. Юденич отправил в Ставку глубоко аргументированный доклад на эту тему, и реакция последовала очень быстро. 7 мая 1917 года генерал, обеспечивший России решительную победу, был отстранен от командования фронтом "как сопротивляющийся указаниям Временного правительства".

Юденич был вынужден уйти в отставку, впоследствии принять самое деятельное участие в событиях Гражданской войны и стать бесправным изгоем, одним из полутора миллионов Белых Эмигрантов. Легендарный военачальник умер от туберкулёза лёгких в Каннах в 1933 году.

Большевики уже 5 (18) декабря 1917 года подписали Эрзинджанское перемирие. Начался массовый исход русских войск из Западной Армении, и в начале 1918 года на фронте остались только несколько тысяч армян и не более двух сотен офицеров.

Заключение позорного Брестского мира (март 1918 года) автоматически перевело Россию из лагеря победителей в лагерь побеждённых. Согласно 4 статье Брестского договора и русско-турецкому дополнительному договору, устанавливалась та граница, которая была до русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Россия уступала Турции Западную Армению, Батум, Карс, Ардаган и все территории, обильно политые русской кровью в ходе войн с Турцией. Дальнейшие боевые действия велись уже в основном между армянскими отрядами и турецкими войсками.

О величии и трагедии Эрзерума долгие годы предпочитали не вспоминать.

Елена Широкова

10 февраля 2016 г.

Использованы материалы:

Зайончковский А.М. Первая мировая война. СПБ.. 2002

Корсун Н. Эрзерумская операция. — М.: Воениздат НКО СССР, 1938.

Масловский Е.В. Мировая война на Кавказском фронте 1914-1917: Стратегический очерк. — Париж: Возрождение, 1933.

Самсонов А. Стратегическая победа армии Юденича под Эрзерумом (Военное обозрение)

 

==== ооо ====

 

«ГЕРОЮ ЭРЗЕРУМА, ГЕНЕРАЛУ ЮДЕНИЧУ, УРА!»

ПОБЕДЫ, О КОТОРЫХ НАДО ПОМНИТЬ

 

В феврале 2016 года исполняется 100 лет взятия стратегически важной крепости Эрзерум. Это было крупной победой русской армии на Кавказской фронте в ходе Первой мировой войны. В результате разгрома Третьей турецкой армии открылась дорогу вглубь Турции.

Подготовка наступления

Начало 1916 года политическое и военное руководство государств Антанты (Россия, Великобритания, Франция) встретило далеко не в лучшем настроении. И на это были веские причины. В 1915 году результате германского наступления войска Русской императорской армии отступили на восток, оставив Галицию, Польшу и Литву. Крупной неудачей окончилась и продолжавшаяся почти весь год Дарданелльская операция союзников России по Антанте. Англичанам и французам так и не удалось ни захватить Стамбул, ни установить свой контроль над Проливами. Потери Великобритании достигли 211 тысяч солдат и офицеров, а Франции – 60 тысяч человек. Лондон и Париж были в отчаянии. В декабре 1915-го началась эвакуация англо-французского десанта.

А турки возликовали и вознамерились перебросить освободившиеся в Проливах войска на Кавказ, чтобы ударить по русским войскам.

 

Однако командующий Кавказской армией генерал-лейтенант Николай Юденич не собирался отсиживаться в обороне. 53-летний Юденич был опытным и знающим военачальником. Он родился в Москве в семье, ведшей свою родословную от малороссийских дворян. Окончил Александровское военное училище и Академию Генерального штаба, служил старшим адъютантом штаба Туркестанского военного округа. В 1894 году в должности начальника штаба Памирского отряда принял участие в Памирской экспедиции (она завершилась присоединением Памира к Российской империи). Участвовал и в русско-японской войне 1904- 1905 годов, отличился в Мукденском сражении. Характеризуя военачальника, историк Василий Цветков отметил то, что он «не был мелочным и не прибегал к начальственному "окрику"… Прямота, твердость в отстаивании своей позиции, были еще одними из существенных черт его характера».

В начале Первой мировой войны командующий Кавказской армией прославился тем, что в тяжелейших условиях сумел организовать оборону Сарыкамыша. Она продолжалась около месяца. Все это время Юденич провел на передовой, разделяя с подчиненными выпавшие на них тяготы, лишения и риски. За Саракамышскую операцию он был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.

И вот теперь, поразмыслив, Юденич решил ударить противника первым. Поскольку наступать предстояло зимой, в горах, в крайне сложных природно-климатических условиях командование армии очень серьезно готовилось к предстоящей операции. Начальник отделения управления генерал-квартирмейстера штаба Кавказской армии полковник Евгений Масловский позднее вспоминал: «Каждый боец получил теплые портянки и пару валенок, которые он надевал на ночлегах, снимая кожаные сапоги; короткий, до колен, полушубок, не стеснявший движений; стеганые на вате шаровары, папаху с отворачивающимся назатыльником; теплые варежки и шинель, на походе скатанную. На подвоз войскам топлива обращалось особое внимание. На случай необходимой маскировки было приказано во всех частях заготовить для всех бойцов белые коленкоровые халаты и белые чехлы на шапки.

С целью предохранения глаз от ослепления в яркие солнечные дни войска 1-го Кавказского армейского корпуса получили защитные очки. Так как район наступления названного корпуса был безлесный и подвоз дров был почти невозможен, то все бойцы пехоты и конницы должны были при наступлении нести по два полена дров для обогревания на ночлегах. Кроме того, наступавшие роты должны были иметь с собой толстые доски или жерди для устройства переправ через ручьи, чтобы люди не мочили себе ног и затем не отмораживали их. Для помощи при обмораживании в ротах имелись запасы «"несоленого сала"».

Заблаговременно в целях дезинформации противнику были подброшены сведения о том, что часть русских войск будет переброшена в Персию (Иран).

Тем не менее, Юденич, безусловно, сильно рисковал. Как свидетельствовали сослуживцы, в дни подготовки операции генерал Юденич особенно молчалив и самоуглублен. Но ведь не зря говорят же, что кто не рискует, тот не пьет шампанского. К тому же риск генерала Юденича, как утверждал участник Эрзерумского сражения подполковник Борис Штейфон, «это смелость творческой фантазии, та смелость, какая присуща только большим полководцам».

Наступление

Эрзерумская операция началась 28 декабря 1915 года (10 января 1916 года). Стоит отметить, что сначала главной ее целью являлось уничтожение живой силы противника. Амбициозная задача взять мощную крепость Эрзерум появилась только после того, как стал ясен успех начавшегося наступления.

После того как войска Юденича с боями пробились к крепости, военачальник взял короткую паузу. Солдатам надо было не только передохнуть, но и подготовиться к штурму хорошо укрепленной крепости. Она имела 11 фортов, усиленных земляными укреплениями. Чтобы преодолеть многочисленные препятствия, Юденич сформировал специальные штурмовые отряды, что являлось новшеством для того времени.

Штурм крепости начался 29 января (11 февраля) с артиллерийской подготовки. «В ночь на 30 января (12 февраля) 3-й батальон и две роты 4-го батальона 153-го пехотного полка под командованием полковника Даниел-бека Пирумова овладели ночным штурмом фортом Далангез. Весь следующий день они отбивали контратаки турок и отстояли позицию. С 31 января (13 февраля) обстрел фортов Эрзерума стал усиливаться. Одному из них удалось нанести существенный ущерб. В ночь на 2 (15) февраля на русскую сторону перебежал турецкий артиллерийский офицер с подробными планами расположения войск и артиллерии противника. Перебежчик появился вовремя – днем 2 (15) февраля под крепостью должны были закончить установку шестнадцати тяжелых орудий, прибывших из Карса», — пишет историк Олег Айрапетов.

После артиллерийской подготовки доблестные русские воины пошли на штурм турецкой крепости. Сохранилось немало описаний хода сражения. Мы воспользуемся тем, которое 6 (19) февраля 1916 года на первой полосе дала петроградская газета «День»: «Штурм продолжался безостановочно днем, и главное, ночью. После захвата центральной группы фортов первой линии в ночь на 2 февраля войска одного отряда продолжали продвигаться на запад к ядру крепости, атакуя форты Сивишлы, Агзиачик, Тоналах и Гяз, тогда как части другого отряда уже спускались в Эрзерумскую равнину с севера, завязался рукопашный бой.

Тем временем с юго-востока к Палантеканским фортам подошли другие войска и также предприняли энергичный штурм. Турки ожесточенно сопротивлялись. На рассвете они произвели две ожесточенные контратаки со стороны форта Сивишлы. Завязалась ожесточенная борьба, в результате которой турки стали отступать в полном беспорядке. Форт Сивишлы перешел в наши руки.

В этом деле наша артиллерия оказала сильную поддержку войскам. К утру 3 февраля были захвачены как Палантеканские форты, так и третий пояс фортов…

В 11 час. 30 мин. утра город был в наших руках. Город попал в наши руки почти в полной неприкосновенности. Сожжены только некоторые правительственные здания и склады.

Артиллерийское вооружение крепости взято полностью, причем сравнительно мало орудий турки успели привести в негодность. Взято большое количество ружей, боевых и интендантских запасов. Турки понесли колоссальные потери в людях. Некоторые рвы в фортах завалены трупами. Преследование бегущих турок продолжается безостановочно».

Айрапетов перечислил доставшиеся русским войскам трофеи: «На главной оборонительной линии фортов было захвачено 197 исправных орудий разного калибра, а в центральной ограде крепости — еще 126. В плен попало 235 офицеров и 12 753 нижних чина. При преследовании было захвачено еще 79 орудий. О характере деморализации турецкой армии можно было судить по количеству русских трофеев. В первый день штурма было захвачено 6 орудий противника, во 2-й — еще 7, в 3-й — 29, в 4-й — 70, в 5-й — 200. На фортах и в городе противником было оставлено большое количество боеприпасов, пороха, продовольствия, скота».

Через неделю в Эрзерум прибыл великий князь Николай Николаевич. Он подошел к выстроенным войскам, снял папаху и поклонился. А затем обратившись к воинам, громко скомандовал: «Герою Эрзерума, генералу Юденичу, ура!» (на фото на главной странице).

За Эрзерумскую операцию Николай II наградил Юденича орденом Святого Георгия 2-й степени. Как потом выяснилось, Юденич оказался последним в истории кавалером этой степени данной награды.

Победа, о которой нельзя забывать

К концу марта противник был отброшен на расстояние более 100 км от крепости, понес большие потери в людях, вооружении и боеприпасах, утратил боевой дух и стратегическую инициативу. «После успешного взятия Эрзерума на юге мартовское наступление русских войск в районе Двинска и озера Нарочь помогло французам выстоять под Верденом», — заметил историк Владлен Логинов.

Ухудшилась и внутриполитическая ситуация в Османской империи. Британская газета «Дэйли телеграф» писала: «Взятие Эрзурума вызвало сильное возбуждение в Турции. Число сторонников мира увеличилось. Была организована демонстрация против младотурок. Полиция произвела много арестов».

Взятие Эрзерума – крупная победа русской императорской армии в Первой мировой войне. Тот факт, что столь выдающемуся успеху, сопоставимому по значимости со взятием Александром Суворовым крепости Измаил в декабре 1790 года, у нас до сих пор уделяется мало внимания, вызывает чувства сожаления и недоумения.

Свои победы и своих героев надо помнить и чтить!

Олег НАЗАРОВ,

доктор исторических наук

10 февраля 2016

==== ооо ====

 

«НУ, ГОСПОДА С БОГОМ… К ДЕЛУ»

16 февраля 1916 года была взята турецкая крепость Эрзерум, в результате чего была наголову разбита Турецкая 3-я армия. Вследствие этого Кавказская армия генерала Николая Николаевича Юденича продвинулись на 150 км, а взятие Эрзерума открыло русским путь на Трапезунд (Трабзон), который был взят в апреле, а позже, в июле, был взят и Эрзинджан. Русская армия глубоко продвинулась на территорию Турецкой Армении, вследствие чего в  декабре 1916-го года России был отписан Константинополь, Босфор и Дарданеллы и уже в марте 1917-го года Россия должна была вступить в права на эти территории.

26 января 1916 г. Юденич со своим штабом переехал в Гасан-калу, и к 12-ти часам дня собрал у старших начальников армии. Воспоминания об этом совещании оставил нам полковник Квинитадзе: «Прекрасно помню картину; до сих пор вижу ее, как вчера. В столовой штаба армии собрались начальники: Калитин, Воробьев, Вадин и другие. Генерал Юденич обедает, иногда перекидывается словами, совершенно не относящимся к предстоящему бою. Кончили обедать. «Ну, господа с Богом… к делу.» Все насторожились и по-видимому приготовились долго слушать. Ведь берем Эрзерум! «Получили мой приказ о штурме Эрзерума? Так вот назначаю часом начала атаки 8 часов вечера 28-го января». И замолчал. Вот и вся речь для штурма. Гробовое молчание. Очевидно ждали другого. Я сидел в далеком углу и наблюдал. Наконец генерал Калитин зашевелился и стал резко просить об отсрочке, указывая на неготовность; присоединился генерал X и другие. Молодчина генерал Воробьев молчал, — ни слова. «Хорошо, господа, откладываю на один день; начинайте в 8 часов вечера 29-го января». Что и говорить, — отсрочка знаменитая. Начальники осмелели и стали настаивать еще более. Генерал Юденич тряс головою: «Нет, нет, нельзя, имеем сведения — из Сиваса идут подкрепления; ни одного дня больше».

Генерал X встал и разрешился докладом. Начиналось так: «Я, по опыту Порт-Артура, по опыту действий под крепостями...» и пошел, и пошел. Генерал X стоял несколько сзади и не видел лица генерала Юденича. Я приготовился, ибо видел лицо генерала Юденича и главное нетерпение, столь знакомое нам, его подчиненным. Даже пальцами правой руки забарабанил по столу. «Ну, думаю, хватит сейчас». «У нас тоже есть опыт взятия укрепленных позиций», прервал доклад генерала X генерал Юденич и потом резко: «Будете стрелять — отлично, не будете — обойдемся без Вас». Наступило молчание. Просьбы об отсрочке сразу прекратились.

Обводя взором всех, генерал Юденич увидел и меня в углу. Очевидно прочел на моем лице полное сочувствие. «Что, Георгий Иванович, много снега на Каргабазаре?» Я показал рукой на шею. «Спуститесь?» «Надо», отвечаю. «Да, надо». И вот все. Совещание окончилось» (Масловский Е.В. Мировая война на Кавказском фронте 1914 – 1917 гг. Париж, 1933).

«Около полудня 2 февраля в штаб армии срочно прибыл командир единственного приданного армии авиаотряда военный летчик поручик Мейер. Он только что вернулся с воздушной разведки, и так спешил, что ворвался в штаб «даже не переодевшись, в кожаном костюме и шлеме». «От пережитого волнения его лицо передергивалось нервной судорогой. Его аппарат в морозном воздухе с трудом перелетел через гребень Деве-Бойну, чуть не касаясь его крыльями аэроплана; в аппарате было более 20 ружейных пробоин. Поручик Мейер доложил, что он заметил необычное движение на улицах Эрзерума и некоторое количество повозок, тянувшихся по дороге от Эрзерума на запад. У него сложилось впечатление, что начинается эвакуация тыловых учреждений».

Генерал Юденич, понял, что наступила минута кризиса, и немедленно отдал приказ об атаке по всему фронту. Все произошло именно так, как и предполагал командующий. Турки уже начинали оттягивать свои войска, и теперь русские полки один за другим врывались на плечах врага в неприступные форты. К ночи пал форт Чобан-деде, а на рассвете 3 февраля 1916 г., на пятый день операции, войска Кавказской армии подошли к Карским воротам города Эрзерума. Первым вошел в город с казачьей сотней есаул Медведев — старший адъютант штаба 1-го Кавказского корпуса. Русским досталась вся крепостная артиллерия и значительная часть полевой, а также большое количество продовольствия и боеприпасов.

При штурме было убито более 66000 офицеров и солдат, захвачено в плен 235 турецких офицеров и около 13000 солдат. Было взято 9 знамен и 327 орудия.

Потери русских войск во время штурма исчислялись: офицеров — 27 убитых и 151 раненых; солдат — 943 убитых и 7265 раненых, контуженных и обмороженных.

Утром того же дня генерал Юденич выехал на автомобиле в Эрзерум и, пересев из-за глубокого снега на перевале Деве-Бойна на лошадь из проходившей казачьей части, прибыл в Эрзерум, где отдал приказания о преследовании. В результате энергичных действий Сибирской казачьей бригады были захвачены в плен остатки 34-й турецкой дивизии, не считая нескольких тысяч пленных и многочисленных орудий.

Через неделю в Эрзерум прибыл Великий Князь Николай Николаевич. «Он, — пишет генерал Штейфон, — подошел к выстроенным войскам, снял обеими руками папаху и поклонился войскам до земли. Затем обнял и расцеловал Юденича».

В связи с вопросом о награждении генерала Юденича начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал Алексеев сразу после штурма Эрзерума запросил Великого Князя Николая Николаевича: «На случай, если Государь Император изволит обратиться ко мне, всепреданнейше испрашиваю указания Вашего Императорского Высочества для доклада по сему и как могли бы быть редактированы заслуги этого генерала в Высочайшем приказе». На этот вопрос Великий Князь телеграфом сообщил Императору Николаю II свое мнение о генерале Юдениче: «Заслуга его велика перед Вами и Россиею. Господь Бог с поразительной ясностью являл нам особую помощь. Но, с другой стороны — все, что от человека зависимо, было сделано. Деве-Бойна и Эрзерум пали благодаря искусному маневру в сочетании со штурмом по местности, признанной непроходимой. По трудности во всех отношениях и по результатам взятие Эрзерума, по своему значению, не менее важно, чем операции, за которые генерал-адъютант Иванов и генерал-адъютант Рузский были удостоены пожалованием им ордена Святого Георгия 2-й степени. Моя священная обязанность доложить об этом Вашему Императорскому Величеству. Просить не имею права. Ген.-Адъютант Николай. Эрзерум, 8 февраля 1916 г.»

Ответная телеграмма гласила: «Очень благодарю за письмо. Ожидал твоего почина. Награждаю Командующего Кавказской Армией генерала Юденича орденом Святого Георгия 2-й степени. Николай». Официальное сообщение, отредактированное генералом Алексеевым, пришло 16 февраля 1916г.: «Государь Император, в 15-й день сего февраля, Всемилостивейше изволил пожаловать командующему Кавказской Армиею Генералу от Инфантерии Николаю Юденичу, орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия, 2-й степени, в воздаяние отличного выполнения при исключительной обстановке боевой операции, завершившейся взятием штурмом Деве-Бойнской позиции и крепости Эрзерум.

Подписал — Генерал от Инфантерии Алексеев. Скрепил — Генерал-Лейтенант Кондзеровский» (Петров А.А. Последняя полководческая награда Российской империи: Юденич под Эрзерумом).

См.: Федеральный портал ИСТОРИЯ.РФ. Эрзерумская операция. http://histrf.ru/ru/lenta-vremeni/event/view/erzierumskaia-opieratsiia.

 

P.S.    Генерал Николай Николаевич Юденич (1862-1933) — видная личность времен Гражданской войны в России. Он родился в городе Москве, в дворянской семье, в 1862 году. Окончил Александровское военное училище, позже Академию Генштаба. Служил в Туркестанском и Варшавском военном округах. Был командующим полком, затем ему была доверена бригада. Участвовал в русско–японской войне, получил ранение. За свои поступки в боях, был удостоин ордена Св. Станислава, Св. Владимира, а также произведен в чин генерал–майора. В 1913 году возглавил штаб Кавказского военного округа. Вскоре получил звание генерал–лейтенанта. Он много сделал на новой должности, его любили солдаты и местное население. В начале 1915 году разгромил турецкую армию в Саракамышском сражении. За победу был награжден орденом Святого Георгия 4-ой степени и получил новое звание. Теперь Юденич стал генералом от инфантерии. Затем Николай Николаевич проявил себя в Персии, и за свои успехи был удостоин ордена Св. Георгия 3 степени.

Генерал от инфантерии Николай Николаевич Юденич  —  человек, который должен был стать кавалером ордена Св. Георгия всех степеней. Таких кавалеров в истории русской армии было всего лишь четверо: фельдмаршалы Кутузов, Барклай-де-Толли, Дибич, Паскевич. Генерал  Юденич мог не только стяжать лавры "второго Суворова", но и славу лучшего русского полководца ХХ века. Мало кто знает, что благодаря Юденичу Российская империя должна была обрести проливы Босфор, Дарданеллы и Константинополь — колыбель Православия. Этого не случилось при Екатерине Великой, но должно было случиться при Николае II. Генерал Юденич одержал победу над Турцией, развязавшей войну на Кавказе, не числом, а умением, по-суворовски. До воплощения самой заветной мечты российской монархической династии оставались считанные дни.

Победы на Кавказском фронте сделали Юденича в 1917 году героем России. Кавказская армия Николая Юденича к 1917 году заняла всю Армению, не проиграла ни одного сражения туркам. Армия была готова продолжать отстаивать интересы Российской Империи и громить врага, но грянул февраль… После Февральской революции Юденича назначили командующим Кавказским фронтом. Однако, после ухода с поста военного министра А. И. Гучкова 2 (15) мая 1917 год новый военный министр А. Ф. Керенский снял Юденича с должности как сопротивляющегося указаниям Временного правительства и отправил его в отставку.

После прихода к власти большевиков, Николай Николаевич уезжает в Финляндию. В начале 1919 года был создан «Русский политический комитет», который решил, что он едет в Эстонию формировать отряды для борьбы с большевизмом.    В мае 1919 года, белые армии Юденича освободили Ригу и Псков. В июне он вел бои на подступах к Петрограду. Однако красные части, снятые с восточного фронта, где большевики погнали Деникина, смогли отстоять город. К сентябрю Юденичу все же удалось прорвать красный фронт, и вплотную подойти к городу. Обороной Петрограда руководил сам Троцкий. Наступление провалилось из-за предательства союзников, которые не оказали Юденичу должной поддержки.

В январе 1920 года Николай Николаевич был вынужден распустить свою армию. Часть его солдат удалось переправить к Врангелю в Крым, остальные влились в партизанские отряды и вели антибольшевитскую деятельность.

В эмиграции генерал Юденич вместе с семьй жил во Франции, в городе Ницца. Политикой он не занимался, зато вел активную общественную деятельность, читал доклады о воинском деле. Николай Николаевич Юденич умер 5 октября 1933 года во Франции. Был похоронен сначала в нижнем приделе церкви Михаила Архангела в Каннах, но впоследствии, из-за невозможности оплачивать в кассу города Канны это захоронение, его гроб в день празднования ордена Св. Георгия  9 декабря 1957 года был перенесён на русское православное кладбище на западной окраине Ниццы, открытого в 1867 году, раньше по повелению Александра II называвшегося «Ниццкое православное Николаевское кладбище», а ныне – «Русское кладбище Кокад» (фр. Cimetière russe de Caucade). С места этой новой могилы генерала Юденича, где в 1962 году была похоронена и его супруга Александра Николаевна (в девичестве Жемчужникова, 1871-1962), открывается чудный вид на лазурь далекого Средиземного моря.

Храм Св. Михаила Архангела в Каннах, в крипте которого первоначально был захорпонен генерал Н.Н. Юденич

Русское кладбище Кокад на западной окраине Ниццы

Захоронение генерала Н.Н. Юденича и его супруги на самой вершине Русского кладбища Кокад в Ницце

Панихида на могиле генерала Николая Николаевича Юденича и его супруги.

Ницца. 15 ноября 2015 г. (См. http://kazansky-spb.ru/gazeta/2015_11_small.pdf )

 

Подборку исторических материалов представил Владимир Дервенев,

глава Паломнического отдела Санкт-Петербургской епархии,

член Русского Географического общества

 

Главная | История собора | О Казанской иконе | Богослужения | Медиатека | Паломничества | Социальный центр | Газета

Санкт-Петербург, Казанская площадь, д. 2
Секретарь: (812) 314-46-63   sobor.go@mail.ru    Вахта: (812) 314-58-56 (с 8 до 21)

Создание сайта - iFrog